March 28th, 2016

Русский

Сердце русской надежды — Sputnik & Pogrom

Оригинал взят у rigort в Сердце русской надежды — Sputnik & Pogrom
Сердце русской надежды — Sputnik & Pogrom

"Причин неослабевающей популярности Сталина и СССР в массовом сознание две. И образ Сталина, и образ СССР обращаются к двум базовым эмоциям человеческой психики: унижению и надежде. Сталин — это тот, кто отомстил за унижения, «старший брат, занимающийся боксом», который пришел и наконец надавал по морде ИМ: капиталистам, либералам, западникам, олигархам, евреям, педерастам, вшивым интеллигентам и всему спектру внешних врагов, от «бендеровцев» до «нацистов». Великая Месть Сталина за Наши Унижения увенчалась абсолютным унижением всех противников в виде Парада Победы в Берлине. Никому из русских людей, конечно же, не интересна никакая «борьба с фашизмом», их восхищает другое: в 45-м мы унизили вас, надменные европейские ублюдки, мы строевым шагом прошли по вашим столицам, мы сожгли ваши знамена, мы снесли ваших лидеров и ваши правительства, мы унизили вас, мы отомстили вам, и это было восхитительно.

Апеллировать в таком контексте к репрессиям, к тому, что «и вас могли расстрелять» — все равно что говорить, что старший брат-боксер может дать в морду и тебе, собственно. «Ну да, может. Но сначала-то он набьет морды вам!»

Постсталинский же Советский Союз воспринимается как царство надежды, сочащаяся светом индустриальная утопия, жизнь в которой с каждым днем становится лучше и лучше. Какой там был слоган у Рейгана, «В Америке всегда утро»? Вот и СССР нашими согражданами воспринимается как «В Советском Союзе всегда утро». Само собой, что реальный СССР (особенно эпохи Застоя) никак не был похож на этот оптимистичный образ рвущейся вперед державы, но тут важны не факты, а массовое восприятие. СССР воспринимается как царство надежды, как страна, в которой ты просыпался зная, что каждый следующий день будет лучше предыдущего. Само собой, что все попытки рассказать правду о жизни в Союзе воспринимаются как покушение на саму надежду, как попытки убить в человеке веру в то, что «а все-таки была на свете Правда», и встречают самое ожесточенное сопротивление не со стороны фактов, а со стороны эмоциональной (а эмоция, особенно базовая, всегда перебьет факт).

Десоветизация и десталинизация не будут успешными до тех пор, пока мы не дадим русским людям то, что они так отчаянно ищут в прошлом: Расплату и Надежду. И не в смысле политтехнологического трюка, а вот по-настоящему. Образ Сталина померкнет, когда мы проведем свой Парад Победы в Киеве, когда по Майдану (ставшему, конечно же, одним из новых символов унижения в современном русском сознании) проедут наши танки, под траки которых будут бросать захваченные украинские знамена. Только увидев новую Расплату, нашу Расплату, русскую Расплату наш добрый многострадальный народ перестанет искать утешения в образе «недоброго грузинского дедушки», который «восстанет из могилы и всем надает». Другим важным элементом Расплаты должен стать пересмотр итогов приватизации, когда все эти «эффективные менеджеры» вместе с инородческой обслугой из «дождей» сбегут в Лондон (никаких массовых расстрелов мы, конечно же, устраивать не должны, XXI век все-таки) — и это тоже успокоит жаждущие справедливости и отмщения сердца.

Только внешний и внутренний триумф сможет стереть из памяти Сталина, сделать его мстительную фигуру ненужной, неактуальной, не вызывающей живого эмоционального отклика. В этом смысле характерно, что при Путине, несмотря на «возрождение величия» и «стабильность», популярность Сталина растет — то есть люди понимают, что величие-то липовое, и «триумфальные Минские соглашения» воспринимают не как Расплату, а как попытку объебать (каковой попыткой они и являются). Популярность же Путина растет из неумелых попыток его политтехнологов работать с вот этой вот крайне болезненной психикой ущемленного великого народа, причем попытки эти усиливаются феерической «оппозицией», которая предлагает даже не липовую Расплату из папье-маше, а просто встать на колени и унижаться дальше. Естественно, что большинство выберет пусть и картонную, но Месть, чем реальное, но Унижение".

флаг

Отрывок дискуссии

Марксизм, особенно его радикальная форма большевизм/коммунизм это - как исламизм сегодня! - глобальный террористический проект. Он может воспользоваться любым внутренним кризисом и потерей управления и захватить власть, собрав на охваченную кризисом территорию своих сторонников для её удержания. В 1918 году такие кризисы были в России, затем в Финляндии, Венгрии и Германии. Поскольку основные силы террористов были брошены на Россию, в Финляндии, Венгрии и Германии ублюдков порвали, в Германии, правда, в 1933-34 годах пришлось дочищать. А Россию удержать не удалось. Несмотря на помощь и даже военное вмешательство иностранных государств. А сегодня на огрызке бывшей России мы наблюдаем итоги 98-летнего правления этих ублюдков.

Но Россия и русский народ не виновники, а жертвы. Как сегодня народы Ирака, Сирии и Ливии, а чуть ранее Чечни - жертвы. Жертвы глобального террористического проекта, боевики которого слетаются на поражённую кризисом территорию со всего мира в таких количествах, что ослабленное национальное государство, как в Сирии сегодня и в России в 1918-1923 годах, НЕ СПОСОБНО им противостоять даже с иностранной помощью.

Никакой "русской революции" и "гражданской войны" НЕ БЫЛО. Война была ЭТНИЧЕСКОЙ, и истребляли нас черномазые (кавказцы, евреи, хохлы) большевики, "интернационалисты" вроде Дзержинского и Куна, их иностранные (венгерские, латышские, китайские) наёмники и перебежавшие на сторону большевиков русские отбросы вроде бандита Чапаева или карателей Жукова и Власова (да-да, тех самых).

http://flackelf.livejournal.com/675009.html?thread=23389377#t23389377