February 18th, 2019

Сегодня пришло время «патриотизма»

Тех, кто выжил в 90-е, не запугаешь ни советским прошлым, ни самими 90-ми. «Свободой» все уже сыты по горло, а «стабильность» пошла ко дну. Вот и достали из пропагандистской кладовки проверенные столетиями страшилки: бояре хотят царя извести, масоны плетут заговоры, англичанка гадит, а бунтуют жиды и студенты. Униженное положение требует психологической компенсации: маленький человек стремится стать частью большого коллектива, бесправный гражданин готов утешаться величием страны, пусть даже мнимым. Кремлевские пропагандисты сыграли на комплексе национальной неполноценности, культурных традициях и предрассудках, объявив патриотизм национальной идеей, а противостояние с миром – политическим вектором. А какой русский не любит искать мировые заговоры?

Ущемление личной свободы и всеобщая нищета теперь оправдываются высокими целями, достижение которых основывается на долге, коллективной ответственности и страхе, персонифицированном в лидере. Бесправные? Зато великие. Нищие? Зато на танках. Президентские речи и ноты МИДа пародируют выступления советских политиков эпохи «холодной войны», СМИ пестрят материалами о русофобской истерике и врагах России. Соперничество Запада и СССР было соперничеством двух сверхдержав, противостоянием систем, идеологий, альтернатив общественного развития. А в чем соперничество России и мира? За что ненавидит ее Запад, если она сегодня как никогда его «кривое зеркало»? Ответ можно найти в статьях идеологов патриотизма: нас ненавидят за то, что мы русские, а Россию – за то, что у нее особый путь. Вот только куда ведет этот путь, никто не знает. Потому что за игрой в «войнушку» – стремление сохранить существующий статус-кво, оставить как есть, не мочить и не трогать, удержавшись у власти до последнего. Нельзя же в здравом уме и твердой памяти верить, что риторика может стать политическим вектором государства?

Collapse )