May 2nd, 2019

Пакт Черчилля и Сталина о разделе Восточной Европы от 1944 года

Британский военный лидер заключил секретный пакт с Москвой в 1944 году, когда Союзники приблизились к победе над нацистской Германией. На листе бумаги были указаны процентные доли Болгарии, Греции, Венгрии, Румынии и Югославии, которые будут находиться под советским или британским контролем. Документ написан от руки, который, как полагают, был написан Сталиным, когда он одобрил разделение послевоенной Европы. Главный куратор выставки Марк Дантон сказал The Daily Telegraph: "Это было результатом ночных дискуссий между Черчиллем и Сталиным, они оба выпили изрядное количество виски."

1

Записка выставлена в Национальном архиве Лондона на выставке под названием "Britain's Cold War Revealed."

https://www.dailymail.co.uk/news/article-6878273/Winston-Churchills-naughty-document-goes-display.html

covoq

Русофобские экстремисты, как они есть:





Когда же наконец этими кровожадными экстремистами, разжигающими социальную рознь и открыто призывающими к насильственному изменению государственного строя РФ, займутся прокуратура, ФСБ и центр "Э"?!

хрестьянин

Большевизм, как стиль.

Интересная статья была опубликована в паблике "Под Корень".

Опознать большевизм, как определённый стиль одновременно и просто, и трудно. В этом нет серьёзной необходимости, ведь советский политический проект состоялся, прошёл все стадии от создания до угасания, поэтому для него не требуется придумывать утешительного эстетического дискурса. Тем не менее, у большевизма был свой яркий, незабываемый стиль.

Причём его, при определённых сходствах, всё-таки нельзя уподобить советскому стилю. Трудно определить точку, когда начинается разрыв между культурой революционной и реакционной; культурой большевизма и советизма. Это может быть 1921 год: крупнейшие смерти крупнейших поэтов, публикация «Смены Вех» и начало НЭП-а. Или 1924-1925 гг. – самоубийство Есенина, XIII съезд партии, когда Сталин начинает уничтожение оппозиции, страна медленно избавляется от «революционного угара» переходя к более традиционным формам культуры. К оправданию семьи, ценности патриотизма, к ориентации на мещанский комфорт, имперскую помпезность, великодержавность, от невероятной симфонии гудков Авраамова к звякающей кантанте XX-летия Октября Прокофьева, ЛЕФ проиграл РАПП, а неоклассицизм пришёл на смену авангарду – чем ближе к 30-м, тем сильнее пахнет сталинским «национал-большевизмом», красным переизданием бюрократии и казармы. Читая «Возвращения из СССР» Андре Жида понимаешь, что середина тридцатых – это не революция, а «полулюкс», где «так долго во всем нуждались, что теперь довольны тем немногим, что есть». Хронологически можно спорить, но большевистский стиль исчез где-то в первой половине 20-х, будучи либо уничтоженным, либо кооптированным в официальную культуру. Это закономерность, потому что Ленин всегда рассматривал культуру в качестве прислужницы политики. Культура – это только инструмент. По мере революционного затишья она выхощаливалась, становилась одномерной, исключительно социальной, пролетарской и утилитарной. Поэтому черты большевистского стиля уместнее искать не в торжестве новых собственников и монументальной архитектуре, а в неудавшихся социалистических революциях в Европе 1917-1922 годов.


Collapse )