June 12th, 2019

El Murid

Какая шаткая система

Российская уголовная братва всерьез обеспокоилась возможностью появления в России неподконтрольного ей интернета. Речь идет о проектах Маска и ряда других компаний, которые в ближайшие несколько лет развернут над поверхностью Земли сети доступа в интернет с возможностью подключения практически в любой точке мира. Поэтому готовится законопроект, предусматривающий пока административную ответственность за использование технических средств доступа к сетям под иностранной юрисдикцией. Ответственность довольно ощутимая - от 30 тысяч рублей до миллиона. По всей видимости, с конфискацией запрещенного оборудования. Понятно, что ввоз такого оборудования также будет запрещен. Вероятно, этот закон будет дополнен и статьями, касающимися непосредствнных пользователей.

image

Режим возвращается к практике тотального запрета доступа к информации. Только теперь на более высоком уровне - теперь речь идет не о запрете доступа к вражеским радиостанциям, а о свободном доступе к интернету. Но суть остается прежней - единственным источником информации должна стать ложь, которую без устали распространяет режим.

Нам привычно объяснят запрет угрозой майдана. У нас вообще две угрозы - террористы и майдан. Универсальное объяснение вообще всего. Можно убить кого угодно, объяснив это проведением КТО и обвинить любого возмущающегося чем-либо попыткой свергнуть власть. А чтобы раздробить любой протест, проводится работа по контролю над информационными сетями.

"Какая шаткая система, если её может разрушить пригоршня ягод", - как сказала героиня "Голодных игр". И она совершенно права. Сильная и обладающая поддержкой народа система не нуждается в бесконечном вранье и тотальных запретах на всё. Ложь и запреты - удел слабых и трусливых ничтожеств, каковыми и являются наши правители.
du

Она топчет покоряющихся и отступает перед непокоренными

Обратимся к историческому опыту номенклатуры. Нападала она на другие страны? Да. На какие?

1) На только что возродившуюся как самостоятельное государство Польшу в 1920 году, воспользовавшись пограничным спором;
2) на Польшу же в 1939 году — когда та была уже разбита гитлеровской Германией;
3) на крошечную Финляндию в 1939 году;
4) на выторгованные у Гитлера Латвию, Литву и Эстонию в 1940 году;
5) на оставшуюся без союзников Болгарию в 1944 году;
6) на разбитую, стоявшую накануне капитуляции Японию в 1945 году;
7) на охваченную революцией Венгрию в 1956 году;
8) на несопротивлявшуюся Чехословакию в 1968 году;
9) на отсталый Афганистан в 1979 году.

Как видим, нападения были, и немало. Но нападала номенклатура всегда на слабые страны, да еще и тут тщательно перестраховывалась: на захват Восточной Польши, Финляндии, Латвии, Литвы и Эстонии получила согласие Гитлера, на войну против Болгарии и Японии — согласие США и Англии, на военные действия в Венгрии — согласие Китая и других социалистических стран, включая Югославию; вторжение в Чехословакию было предпринято совместно с другими странами Варшавского Договора и лишь после того, как было обеспечено, что военного сопротивления не будет; вторжение в Афганистан было произведено советскими частями (40-й армией), якобы приглашенными афганским правительством в качестве его защитников.

Итак, номенклатура нападает только на слабых. А как с непокорными? Посмотрим.

Когда Польша в 1920 году не покорилась, не приняла привезенного в обозе оккупантов «советского правительства Польши», а организовала контрнаступление, Ленин поспешил заключить мир. В 1939 году правительства Латвии, Литвы и Эстонии покорились — и все три страны были включены номенклатурой в состав СССР. Финляндия сопротивлялась — и осталась суверенным государством, даже не народной демократией. После второй мировой войны советская номенклатура старалась поставить под свою власть иранский Азербайджан — но Иран оказал решительное противодействие, и номенклатура отступила. Отступила она и в Греции, где в течение 5 лет (1944–1949 годы) разжигала гражданскую войну с целью превратить страну в народную демократию. Несмотря на все угрозы и обуревавшую ее действительно бешеную злобу против титовской Югославии, сталинская номенклатура так и не попыталась на нее напасть, зная, что Югославия будет сопротивляться. Запугиваниями по адресу Запада сопровождались блокада Берлина в 1948 году, берлинский ультиматум Хрущева в 1958 году, его требование подписать мирный договор с обоими германскими государствами на советских условиях. И от всего этого, получив твердый отпор, номенклатура отступилась.

В октябре 1962 года разместившая свои ракеты на Кубе и спровоцировавшая тем самым карибский кризис, номенклатура испугалась решимости США защищать свою безопасность и торопливо вывезла ракеты под демонстративным контролем американских военно-воздушных сил. В 1968 году после вступления войск Варшавского Договора в ЧССР некоторые политики Запада беспомощно спрашивали, куда дальше двинутся советские дивизии; а хорошо знавшее повадки советской номенклатуры румынское руководство объявило, что Румыния в случае вторжения будет защищаться, и румынские пограничники демонстративно подбили советский танк. Хоть не очень грозна румынская армия, этого оказалось достаточно: советская номенклатура не стала «спасать социализм» в Румынии. Тем более не стала она спасать его в Югославии, не говоря уже о Китае. Намеревавшаяся в течение двух недель подавить сопротивление «душманов», как презрительно называли в Москве бойцов афганского Сопротивления, номенклатура через 8 лет войны вынуждена была вывести свои войска из Афганистана; при этом она испросила милостивого согласия «вооруженной оппозиции» (как стали тем временем почтительно именовать «душманов») не нападать на отступавших советских солдат.

И каждый раз шумели пугливые на Западе: «Вы с ума сошли! Как можно сопротивляться! Да Советы вас в порошок сотрут!» Между тем номенклатура стирает в порошок как раз не сопротивляющихся, а покорившихся: не осмелившийся сопротивляться советскому вторжению Дубчек более 20 лет прозябал затравленным мелким служащим, а несгибаемого Тито советская номенклатура даже посмертно осыпает комплиментами.

Номенклатура нападает на слабых и боится сильных. Она топчет покоряющихся и отступает перед непокоренными.
Этому научил ее Ленин, охотно повторяющий русскую пословицу: «Дают — бери, бьют — беги!» В таком принципе вся политическая мудрость номенклатуры как класса-агрессора, желающего забрать весь мир, если отдадут, и готового убежать, если станут бить.

М. С. Восленский
Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза