September 29th, 2019

El juez Garzón

Немного неизбежности

Этническая группа, при помощи большевизма захватившая власть над бывшей Российской империей, приняла весьма разумное решение поделиться добычей с рядом других этнических групп. Если бы это не было сделано, то ситуация внутриэтнического противостояния в СССР выглядела бы, как "все против евреев". Это, по всей видимости, не позволило бы созданной конструкции существовать длительное время - а она жива уже свыше ста лет. Такая прочность новой системы достигнута за счёт ситуации "все против русских". Слово "все" в данном случае не означает взаимного равноправия тех, кто противостоит русским, но, по-видимому, это и не требуется. Иерархия внутри стаи не мешает, но помогает ей охотиться.

У данной картины есть многочисленные и интересные подробности. Отмечу две из них. По всей видимости, конструкция "все народы против русских" была придумана задолго до 1917 года, то есть не являлась плодом спонтанного поиска решения в сложной ситуации. При этом создатели концепции явно осознавали недостаточность простого объединения нерусских народов некоей выгодой, и решили выделить из русского народа ещё два - чтобы улучшить баланс сил.

Советская концепция этнической иерархии имеет две равно важные основы: русских как "базис" (говоря языком исторического материализма), и поощряемые евреями в развитии многочисленные относительно небольшие нации как "надстройку". Обе составляющие жизненно важны для благоденствия системы в целом. Внутри "надстройки" существует довольно оригинальная, но вполне логичная и постепенно развивающаяся во времени иерархия. Лидирующие позиции в ней занимали и занимают создатели системы - евреи. Почётное второе место у армян. Это единственный советский народ, которому совершенно не требовалась помощь евреев в национальном строительстве и создании положительного образа. При этом быть первыми в команде армяне не могут, так как не хотят и не способны делать то, что легко даётся евреям - придумывать для других народов их "национальную идентичность" и "национальную культуру". Далее идут все остальные, с различными интересными подробностями. В некоторых случаях иным невезучим народам приходилось опускаться на уровень русских или даже ниже - это в СССР относилось к немцам, которые не только не имели привилегий, но и были ограничены в возможности получать образование. Это исключение из правил, связанное, по-видимому, с известными обстоятельствами взаимоотношений немцев и евреев. В основе же всегда было подчинение "великороссов", коим, по официальным большевицким представлениям, предстояло "расплатиться за столетия эксплуатации других народов".

Описываемая система весьма логична, гибка и живуча - по крайней мере покуда хватает евреев для общего управления ею. Но есть нюанс. "Базис", он же "цемент", в описанных условиях ограничен в воспроизводстве; фактически это исчерпаемый ресурс. Кроме того, ограничение развития огромной массы людей сдерживает созидательную и творческую способность страны в целом. То есть, описанная схема межнациональных отношений обрекает систему на постоянное техническое отставание и постепенное угасание. В наше время всё это вполне очевидно. При этом в какой-то момент ослабление "цемента" неизбежно приведёт к перерастанию ситуации "все против русских" в ситуацию "все против всех" - просто по факту исчезновения русских. Процесс, скорее всего, будет иметь динамику медленного ослабления "несущей конструкции", которое закончится внезапной катастрофой. Кто при этом выиграет, я затрудняюсь сказать. Допускаю лишь, что ввиду всемерного нарастания исламской составляющей положение евреев и армян в РФ может стать некомфортным. Впрочем, им есть, куда ехать. Русским же не следует ожидать ничего хорошего при любом ходе событий.

Добавим одно наблюдение: возникновение любого русского национального государства (скажем, Новороссии) привело бы к ускорению деградации "базиса" за счёт эмиграции русских в страну-убежище. Подобное совершенно недопустимо, ибо существенно сократит срок жизни большевицкого конструкта.

Принципиально существенным является то обстоятельство, что выстроенная в своё время ленинцами схема не имеет никаких резервов для коренного изменения самой себя своими силами. Русские не имеют сил и средств противостоять объединённому фронту этносов. В этом смысле большевицкий конструкт спроектирован профессионально и надёжно. Положение русских обрекает страну на отставание в развитии и на постепенное размывание основы её политического бытия, что рано или поздно неизбежно окончится катастрофой в той или иной форме. Ни один из членов команды доминирующих этносов не выступит за изменение ситуации в пользу русских, поскольку в этот момент он окажется один против всех остальных и гарантированно проиграет свою долю влияния. Система не имеет шансов на преобразование "изнутри". Влияния же "извне" будут ориентированы на поддержку отдельных этносов и конфессий - что лишь приблизит ситуацию к положению "все против всех". При этом русских не поддержит никто, так как это означало бы пойти против всей команды, имеющей солидные связи за рубежом через диаспоры и национальные республики бывшего СССР.

Нет никаких шансов на изменение положения дел к лучшему. Созданная большевиками система этнических взаимоотношений настолько совершенна, что не может быть улучшена или изменена. Это политический шедевр, который способен только умереть своей смертью. Что непременно произойдёт.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/457058.html.

Итоги импортозамещения: почему в России гниет урожай



В центральных областях России выдалось суперурожайное на ягоды и фрукты лето. Однако местные яблоки, груши, сливы, малина и смородина остались валяться на земле и высыхать на кустах. Потому что продавать их невыгодно, а заготавливать впрок — дорого. Отдать в дом престарелых? Тоже морока!

Бананы в сетевых супермаркетах Подмосковья и Ленобласти стоят от 46 до 59 рублей за килограмм. А яблоки в среднем — около 100 рублей. Самое дешевое сегодня предложение укладывается в 59 рублей, таких яблок мало.

Бананы едут из Африки и Латинской Америки и стоят дешевле российских яблок. Этот факт можно списать на неведомую руку рынка. Но вот почему в то время, когда все сады и огороды в центральных и западных областях страны завалены яблоками, они в магазинах не только дорогие, но и привозные? Яблоками кормят Россию Турция и Израиль, хотя в их жарком климате эти фрукты растут гораздо хуже, чем у нас. Там яблок растет мало, и они уходят на продажу. У нас яблок много, однако все они гниют на участках.

Импорт из Израиля с Турцией тоже можно списать на тайные факторы и политическую хитрость.

Но почему в райцентрах в наших самых «яблочных» регионах если и попадаются российские яблоки, то обязательно — кубанские?

Кто-нибудь хоть раз видел в продаже в Московской области яблоки из Истры, например? В Ленобласти — из Луги? Меж тем это, регионы с идеальными для выращивания яблок условиями.

Collapse )

В прошлом году Юлия Тимошенко истерила, что украинские крестьяне вынуждены сдавать урожай яблок буквально за копейки, но в России яблоки вообще даром никому не нужны. На московских рынках цена на яблоки начинается от 100 рублей за кг и выше, а буквально в нескольких десятках километрах от Москвы на трассе в деревнях стоят картонные коробки с яблоками, на которым написано: "Даром". Если это и есть пресловутое импортозамещение, что Путина вместе с его кагалом следует отдать под за причинение экономического ущерба России в особо крупных размерах. Фактически Путин уничтожает сельское хозяйство России ускоренными темпами. Цель Путина - полностью лишить России продовольственной безопасности — элемента национальной безопасности государства.



Почему Россия не проиграла Первую мировую войну

Почему Россия не проиграла Первую мировую войну

105 лет назад, 1 августа 1914 года, Германия объявила войну России. Началась Вторая Отечественная война, или Первая мировая война, как её принято называть в учебниках. Событие поистине судьбоносное для всего мира, в каком-то смысле и создавшее современную реальность. Но в нашей стране лишь сейчас, спустя столетие, возвращается память о тех сражениях, тех подвигах, тех героях, и грандиозные события 1914-1918 годов обретают своё законное место в русской национальной памяти.

Почему мы практически на столетие потеряли Первую мировую, понять нетрудно. К концу войны прекратили своё существование сперва Российская Империя, а затем и провозглашённая министром-председателем Временного правительства и членом партии социалистов-революционеров Александром Фёдоровичем Керенским фиктивная Российская республика. Сражавшаяся на фронтах русская армия была разложена революционной пропагандой, а затем объявлена большевиком Лейбой Давыдовичем Бронштейном (Троцким) распущенной и начала разбегаться с фронта.



Большевики, правившие тем, что осталось от России, более 70 лет, в Великую Войну сперва занимались прямой пораженческой пропагандой, а затем и вовсе пришли к власти при поддержке и на деньги германской агентуры с тем, чтобы официально в Брест-Литовске подписать «похабный», по их же собственным словам, мирный договор и выступить в качестве германских сателлитов, лишь бы сохранить власть.

«Заключенный ныне мир, но которому отторгаются от нас целые области, населённые православным народом, и отдаются на волю чу́ждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры. Мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России, и стольный град Киев, мать городов русских, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестаёт быть городом державы Российской, мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу, — такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения, Церкви же православной принесёт великий урон и горе, а отечеству — неисчислимые потери», – так оценивал этот «мир» в своём послании от 18 марта 1918 года святитель патриарх Тихон.

Естественно, что в таких условиях советская пропаганда всегда была заинтересована в принижении значения Великой Войны. Весь советский период, за вычетом четырёх лет новой войны с Германией, при изображении Первой мировой историки, пропагандисты, писатели исходили прежде всего из необходимости апологии Брестского мира.



Во-первых, необходимо было внушить, что война складывалась для России неудачно и была фактически проиграна уже царским правительством, а большевики лишь подписали неизбежную капитуляцию. Для этого необходимо было всячески преувеличивать любую военную неудачу России на полях сражений, представлять царя и генералов бездарными идиотами, русскую военную промышленность отсталой, ну и исправно повторять сказку о том, что война велась за «империалистические интересы», а никакой необходимости в ней для России и её народа не было.

Во-вторых, необходимо было убедить всех в том, что русский народ тяготился войной сверх всякой меры, что солдаты только того и ждали, чтобы им поскорее разрешили дезертировать с фронта. Для этого необходимо было замалчивать любые проявления русского героизма на войне, самопожертвование и отвагу воинов, забывать о героях, высмеивать их с ненавистью, как отважного казака Кузьму Крючкова…

К сожалению, принижение Великой Войны пережило советскую власть и стало составной частью коммунистической риторики.



По счастью, нормализация национального сознания в России постепенно происходит. Достаточно выразительно было отмечено столетие Великой Войны. Появляются новые памятники её солдатам. Снимаются фильмы и сериалы, где действие частично или полностью происходит на фронтах Великой Войны, а также прекрасные высокоинформативные документальные ленты. Становятся доступны в интернете архивные данные о её воинах — павших, раненых, пленных, мобилизованных.

Однако базовая историческая оценка Великой Войны всё ещё не устоялась, так как не получен ответ на главный вопрос: проиграла ли Россия Первую мировую Войну?

Казалось бы, ответ очевиден — проиграла: в ходе этой войны Российская Империя была разрушена, временное правительство утратило власть, созданная большевиками Советская Россия подписала Брестский мир, в котором признала себя побеждённой, следовательно, наше поражение самоочевидно.

Начнём с последнего. Брестский мир был полностью аннулирован и признан юридически ничтожным обеими сторонами, его подписавшими. 11 ноября 1918 года текст Компьенского перемирия между Антантой и Германией предусматривал отказ Германии от Брест-Литовского договора и отзыв немецких войск и военных агентов с территории России. 13 ноября от Брестского мира публично отказались и большевики (хотя, как показали дальнейшие события, связанные с заключением Рапалльского договора, лояльность к Германии Ленин продолжал сохранять и в дальнейшем).

В тексте Версальского мирного договора, подписанного 28 июня 1919 года, содержалась 116 статья, имевшая следующую формулировку: «Германия признаёт и обязуется уважать как постоянную и неотчуждаемую независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской Империи к 1 августа 1914 года, Германия окончательно признаёт отмену Брест-Литовских договоров, а также всяких иных договоров, соглашений или конвенций, заключённых ею с Большевистским Правительством в России».

Союзные и Объединившиеся державы формально оговаривают права России на получение с Германии всяких реституций и репараций, основанных на принципах настоящего Договора.

Таким образом, Брестский мир был дважды признан Германией юридически ничтожным, а предоставлением права на получение репараций фактически не существовавшая на тот момент Россия была включена в число победителей.



Безусловно, союзники по Антанте, во многом сами предавшие Россию и подтолкнувшие её к революции, могли сделать гораздо больше. Официально признать правительство Колчака, предоставить ему право на подписание мира с Германией, аналогично тому, как в 1944-45 гг. союзники вынули из небытия разгромленную и подписавшую унизительный мир с Германией Францию, признав правительство де Голля.

Почему союзники не хотели так же поступить с Россией, совершенно понятно. Признание российского белого правительства означало бы и признание его претензий на восстановление единой и неделимой России, а союзники хотели, чтобы осколков великой империи было как можно больше.

Но факт остаётся фактом, Россия в Версальском договоре, даже не существуя, относится к лагерю победителей, а все договоры, относившие её к побеждённым Германией, полностью уничтожены.

Теперь следующий вопрос: а была ли Россия когда-либо побеждена Германией, и был ли Брестский мир миром России с Германией? И опять ответ — нет. Как справедливо отмечено было в Версальском договоре, Брест-Литовский договор Германия подписывала не с Россией, а с большевистским правительством Российской Федеративной Советской Республики. То есть никогда ранее не существовавшего и никем на тот момент не признанного субъекта международного права, не имевшего де-юре никакого отношения к Российской Империи, которая и вступила в войну с Германией в августе 1914-го.

Наконец, третья составляющая вопроса о мнимом «поражении». Правда ли, что Российская Империя проигрывала Первую мировую войну? Нет, это ложь. На момент предательского свержения русской монархии Российская Империя, входившая в коалицию Антанты, уверенно двигалась к победе в Первой мировой войне и, несомненно, достигла бы её в течение года.



Первая мировая война была войной коалиции держав против Германии, которая, чрезвычайно усилившись в экономическом отношении и собрав вокруг себя блок «центральных держав» решила добиться общеевропейской и мировой гегемонии. Для этого Германия нуждалась в том, чтобы разгромить ближайшего соседа, Францию, ослабить и по возможности территориально потеснить Россию и вынудить Британскую Империю смириться с этим положением. Критерием победы для Германии был, таким образом, военный разгром Франции, затем нанесение чувствительного поражения России, после чего мир с Британией. Добившись этого результата, Германия получала положение мирового гегемона.

Причина, по которой Германия развязала войну именно в августе 1914-го, — необходимость успеть с войной до того, как Россия закончит свою программу перевооружения, необходимость подорвать растущую мощь нового союзника России на Балканах — Сербии, показавшей свою мощь в Балканских войнах 1912-1913 годов, и необходимость начать, пока жив русофобски настроенный австрийский кайзер Франц-Иосиф, так как любой из его наследников не имел такого энтузиазма проводить прогерманскую и антирусскую политику.

В этих условиях решающее значение для хода войны имело ускоренное движение русских войск на Германию. Ещё недомобилизованные 1-я и 2-я армии генералов Ренненкампфа и Самсонова двинулись в Восточную Пруссию, поставив Германию в положение обороняющегося в разгар похода на Париж.

В этих условиях стратегическое поражение Германии было нанесено на 20-й день войны в ходе Гумбинненского сражения, где войска 1-й армии генерала Ренненкампфа, прежде всего благодаря блестящей работе русской артиллерии, обратили в бегство защищавшие Восточную Пруссию войска 8-й армии генерала Притвица.



Результатом гумбинненского разгрома стало решение Притвица очистить Восточную Пруссию, которое вынудило кайзера и германский генеральный штаб перебросить для спасения Восточной Пруссии два корпуса, которых не хватило германским войскам в ходе похода на Париж — в сражении на Марне. Гумбинненская победа спасла Париж, спасение Парижа обрекло Германию на поражение в Первой мировой войне.

В стратегическом смысле Великая Война была выиграна 20 августа 1914 года русскими артиллеристами, со своих закрытых позиций расстрелявшими германскую артиллерию и XVII корпус Макензена.

К сожалению, стратегический перелом не всегда означает признание обречённым противником своего поражения. Германия после провала парижского похода воевала четыре года, нанося противникам ужасные удары, обрекая на гибель миллионы и миллионы русских, французов и самих немцев… Однако способа стратегически переломить ситуацию и преодолеть превосходство союзнических стратегических потенциалов и британскую морскую блокаду, удушившую немецкую экономику, у немцев попросту не существовало. Это было ещё раз доказано тем фактом, что, даже выведя из войны Россию, высвободив огромную массу своих войск и получив в распоряжение огромные ресурсы оккупированной Украины, Германия всё-таки проиграла войну за полгода.

Итак, Первую мировую выиграла Россия в самом её начале, хотя цена этой победы была велика — поражение 2-й армии генерала Самсонова, окружённой и разбитой у Сольдау. Это поражение имело ещё и то гнусное последствие, что Гумбиннен оказался в тени Сольдау, и навсегда был оклеветан победитель — генерал Ренненкампф, который, как рассказывала всезнающая прогрессивно-антимонархическая публика, якобы «не помог Самсонову». На самом деле армия Ренненкампфа двигалась в другую сторону, на осаду Кёнигсберга, выполняя приказы фронта и Ставки, и к моменту окончания боёв у Сольдау ничего ещё не знала об их начале. Гумбинненский победитель, человек решивший участь Великой Войны, был оклеветан, и его карьера похоронена.



Немецкая пропаганда сочинила повторяемую невеждами по сей день басню, что два генерала якобы поссорились во время Русско-японской войны, и потому «Ренненкампф предал Самсонова». Эту ложь с неизменным прибавлением «что же вы хотите от генерала-немца» любила повторять и советская пропаганда, эксплуатировавшая мем «бездарные Самсонов и Ренненкампф». Отобрав у Ренненкампфа жизнь, большевики отобрали у него и честь.

В 1918 году он был расстрелян в Таганроге большевиками по приказу Антонова-Овсеенко, после того как отказался вступить в их армию, чтобы воевать на фронтах гражданской войны против своих же русских братьев...

Главную стратегическую задачу Россия решала более чем достойно, не оставляя Германии шансов на победу. Разворачивался и русский тыл: преодолены были снарядный, артиллерийский и винтовочный голод, шла автомобилизация и механизация передвижного состава (в 1916-м были основаны сразу несколько автозаводов, включая будущий знаменитый ЗИЛ), русская артиллерия признавалась по своим техническим качествам и искусству стрельбы лучшей в мире. Россия руками Игоря Сикорского создала первую тяжёлую бомбардировочную авиацию. Разрабатывались первые русские танки. И если в начале войны Антанта отвечала немцам почти исключительно французскими снарядами, то в 1916-м каждый пятый снаряд был русским.

Иными словами, победа была неминуемой, и вклад в неё России был решающим, это вынуждены были признать и сами союзники, осенью 1916-го вынужденные признать внешнеполитические требования России, в частности передачу Константинополя и черноморских проливов. Правда, потом успешно попытавшиеся лишить Россию этих плодов, подтолкнув страну к катастрофичной революции.

На момент антимонархического переворота русская армия стояла на территории двух из трёх граничивших с Россией вражеских держав, нигде германские войска не заходили в собственно русские области, не было и не могло идти речи о «битве за Москву», «блокаде Петрограда», «сдаче Киева» и уж тем более о битве за Волгу, не было обстоятельств, которые могли бы привести к гибели в результате действий оккупантов миллионов мирных граждан России. Первая мировая война велась Россией гораздо экономнее в смысле сбережения народа, и не на своей территории (для сравнения, вся северная Франция была перепахана немецкими снарядами, и даже когда война закончилась поражением Германии, немецкие солдаты стояли на французской территории, а французские на немецкой — нет).

«Если бы Россия в 1918 году осталась организованным государством, все дунайские страны были бы ныне лишь русскими губерниями. Не только Прага, но и Будапешт, Бухарест, Белград и София выполняли бы волю русских властителей. В Константинополе на Босфоре и в Катарро на Адриатике развевались бы русские военные флаги», — сказал в 1934 году канцлер Венгрии граф Бетлен.



Для Запада Первая мировая закончилась ровно 100 лет назад. Для России, исключённой тогда из мирного процесса, вверженной в кровавую смуту, эта война не окончена и по сей день. И неизвестно, закончится ли она когда-нибудь. Важнее то, что она перестаёт быть наконец забытой войной. Мы вспоминаем её героев, ставим им памятники, разыскиваем документы о своих прадедах и прапрадедах. Они, как и положено героям прошлого, предстают перед нами в романтическом ореоле — и в монументах, и в фильмах.

Антанта одержала в той войне Пиррову победу без России. Первая мировая душевно сломала победителей не меньше, чем побеждённых. Вся послевоенная литература, характерными представителями которой являлись Эрих Мария Ремарк со стороны побеждённых и Анри Барбюс, Ричард Олдингтон и Эрнест Хемингуэй со стороны победителей, была рассказом о боли и ужасе. Поколение, проведшее в окопах 1914–1918 годы, потеряло себя и пережило страшный надлом — те же победители-французы вторую войну уже не вытянули. И сегодняшняя память о солдатах Первой мировой во всей Европе — это память о жертвах, совершенно лишённая привкуса победы.

И только для России память о Первой мировой как о последней великой войне Империи, восстанавливаемая спустя столетие, окрашена в героические и романтические тона. Мы видим в наших предках героев, а не жертв. Сегодня, спустя столетие, Первая мировая — неисчерпаемый источник для нашего боевого духа в сегодняшнем неспокойном и опасном мире. Главным поэтом той войны для нас навсегда останется кавалер двух «георгиев» Николай Гумилёв:

Словно молоты громовые
Или волны гневных морей,
Золотое сердце России
Мерно бьётся в груди моей.
И так сладко рядить Победу,
Словно девушку, в жемчуга,
Проходя по дымному следу
Отступающего врага...

Источник: https://tsargrad.tv/articles/pochemu-rossija-ne-proigrala-pervuju-mirovuju-vojnu_210716

Коммунист - ты приговорён!

Коммунист - ты приговорён! Судом Истории, судом Русского народа, судом биосферы планеты, судом Бога!

Сдавайся, и выходи с поднятыми руками! Иначе будешь истреблён и ты, и весь твой коммунячий род! В России ведь как? Красный - значит мёртвый!

А кто пока не понял, и всё резвится с красными половыми тряпками и бюстиками ленинской нежити, не используя дарованное Всемилостивым Богом время на покаяние - пусть пеняют на себя. Когда придут я и таки е как я, уже никого не умилостивишь. Такие уж у нас рудименты в сознании, оставшиеся со времен красной оккупации, что нет покоя пока не истребишь дотла классового врага. Более того, какая-либо жалость преступна, расхлябана, слезлива, отдаёт гнилью мещанской морали...

Ядерный пепел на месте коммунистов - вот лучшее решение!

Отец Сантьяго Монтенегро: Большинство испанцев не хотят беспокоить прах Франко

В минувший вторник Верховный суд Испании одобрил решение правительства социалистов об эксгумации останков Франсиско Франко из мемориала «Долина павших» и их перезахоронении в Мадриде, на кладбище рядом с женой. За день до этого события Константин Эггерт встретился с отцом Сантьяго Монтенегро в монастыре Святого Креста и поговорил с ним о холодной гражданской войне в Долине павших

https://snob.ru/entry/183048/?fbclid=IwAR3phZCgq0goZyppSfoLDoDdVeUEPjtcIp_I9QE3ohQDkvjFfE4t5pwMUDU

Сантьяго Кантера Монтенегро никогда не думал, что станет знаменитостью в своей родной Испании, героем — для одних, символом реакции — для других. Мягкий и обходительный 47-летний историк принял 12 лет назад монашеский обет в ордене бенедиктинцев. Сегодня он — приор (главный администратор) монастыря Святого Креста в Долине павших под Мадридом. Отец Сантьяго, два десятка монахов и несколько мирян ухаживают за гигантской — 400 метров в длину — вырубленной в скале базиликой и стоящим над ней 150-метровым крестом. За стенами храма похоронены 40 тысяч погибших в гражданской войне 1936–1939 годов — по 20 тысяч со стороны национальных сил Франко и их противников-республиканцев. Именно в базилике похоронен каудильо Испании Франсиско Франко. Братия под руководством своего приора не первый год противостоит попыткам испанских социалистов эксгумировать и перезахоронить тело диктатора. Левые считают Долину павших мемориалом франкизма, монахи и испанские правые — местом примирения и поминовения всех погибших.
Ɔ. Вы — монах, но также и историк по образованию. Вызывает ли это место у вас особые чувства?

Я прежде всего монах. Для меня особая миссия — молиться о мире и упокоении тех людей, которые здесь погребены, — как воевавших на стороне Франко, так и республиканцев. Смысл этого места — в примирении испанцев, хотя из-за политической пропаганды общество перестало его так воспринимать. Но меня, человека бенедиктинской монашеской традиции, это не пугает.

Ɔ. Как у Франко возникла идея создания Долины павших с монастырем и базиликой?

Похоже, что замысел создать этот комплекс появился у него еще во время войны. Первый документ, который свидетельствует об этом его желании, датирован 1 апреля 1940 года, ровно через год после окончания войны. Строительство началось в 1942–1943 году, а закончилось в 1958-м.

Идея была в том, чтобы построить памятник, точнее, христианскую святыню, посвященную жертвам гражданской войны с обеих сторон. Поэтому здесь есть крест, базилика и монастырь.

Была большая полемика по поводу заключенных-республиканцев, которые участвовали в строительстве. Левые политические силы пытались это представить как разновидность концентрационного лагеря для рабов, которых всячески унижали. Но это миф!

Между 1943 и 1950 годами здесь, наравне с вольнонаемными, действительно трудились и заключенные из числа республиканцев — в общей сложности около 2 тысяч человек. Они работали в особом режиме: время, проведенное на стройке, шло в зачет тюремного срока. Как вольнонаемным, им платили зарплату, гарантировали медицинское обслуживание и возможность учиться в свободное от работы время. Более того, здесь они могли свободно передвигаться. И, в конце концов, это был их добровольный выбор. Случалось, что сюда летом на пару-тройку недель приезжали родственники заключенных, чтобы пожить рядом со своими близкими. По истечении срока некоторые бывшие заключенные даже оставались работать в Долине павших. Многие, как и вольнонаемные, получали бесплатное жилье в Мадриде.

Не совсем ясно, сколько всего людей погибло во время стройки. Но мы считаем, что их было 14 человек. Во всяком случае, точно не несколько сотен.


Ɔ. Если посмотреть на последние события, связанные с базиликой, то приходишь к выводу: спустя 80 лет после официальной даты окончания гражданской войны она на самом деле не завершилась.

Гражданская война была фактически реанимирована в 2007 году во время правления премьера-социалиста Хосе Луиса Родригеса Сапатеро законом «Об исторической памяти». Именно тогда пробудилась ненависть, которую до этого, казалось, мы преодолели. Фактически это была попытка переписать историю Испании. Причем не только современной, но и историю страны в принципе — из-за особой роли, которую сыграло в ней христианство. Да, бóльшая часть левых в Испании не приняла своего поражения в войне с Франко. Но это не всё: усилия, направленные на делегитимацию Франко, также направлены и на делегитимацию монархии.

Конечная цель левых состоит в создании секулярной версии истории и новой республики. Вдобавок политики левого крыла используют эту тему как отвлекающий маневр, чтобы уйти от реальных проблем общества и страны.