May 2nd, 2020

Луи-Фердинанд СЕЛИН: «Коммунизм — худшая форма эксплуатации!»

Луи-Фердинанд СЕЛИН: «Коммунизм — худшая форма эксплуатации!»

Для понимания мировоззрения Луи-Фердинанда Селина необходимо прочесть его памфлет «Безделушки для погрома»

Луи-Фердинанд СЕЛИН
Луи-Фердинанд СЕЛИН

В Ленинграде крупная венерологическая клиника находится в рабочих кварталах города, недалеко от порта… Она представляет собой некий странный конгломерат строений, перекошенных, абсолютно никак между собой не соотносящихся, напоминающих, скорее, грязные забегаловки, с рытвинами и полуразвалившимися, прогнившими казармами вокруг. Ни одно из учреждений социального обеспечения у нас во Франции не может идти ни в какое сравнение с этим унылым, отталкивающим и пришедшим в полный упадок заведением.

<…>

Я видел множество больниц, причём везде, и в городах, и в деревнях… плохих, очень плохих, превосходных, примитивно оборудованных, но такого, чтобы в больнице отсутствовало самое элементарное, самое необходимое для её мало-мальски нормального функционирования, такого я больше не видел нигде. Это просто не укладывается в голове… Полуразвалившееся здание больницы представляет собой нечто вроде бутафорского украшения Потемкина… тот же иллюзионизм… чистая видимость, фикция…

Collapse )

Русские век назад и ныне

Варвара Брусилова (урожденная Котляревская) родилась в 1899 году в Москве. Ее отец, Иван Андреевич Котляревский, был выпускником Императорского училища правоведения, тайным советником, председателем департамента Киевской судебной палаты. Сама Варвара окончила гимназию и курсы иностранных языков – английского и французского. Когда началась Первая мировая война, она выучилась на медицинскую сестру и работала в московских лазаретах, оказывая помощь раненым. 2 июля 1917 года она вышла замуж на Алексея Брусилова (младшего) – ротмистра Конно-гренадерского лейб-гвардии полка, сына известного генерала Алексея Брусилова (старшего). После Октябрьского переворота оба Брусилова вступили в Красную армию. Точная судьба мужа Брусиловой неизвестна. Дмитриев в своем докладе приводит две версии: по одной из них, он попал в плен к "дроздовцам" и был расстрелян, а по другой – в плену поступил рядовым стрелком в Белую армию, заболел тифом и умер в Ростове. Варвара осталась вдовой с сыном-младенцем на руках.
В 1922 году происходил так называемый "Московский процесс об изъятии церковных ценностей". 3 апреля ВЧК в рамках этого дела арестовала и Брусилову. Ее сыну было всего два года. Монахиня Александра (Спектор) в своей книге "Церковное подполье в СССР" приводит цитату из протокола допроса Брусиловой на суде 29 апреля:

Брусилова: Виновной в агитации себя не признаю.

Председатель: А в чем признаете?

Брусилова: В произнесении слова "грабеж" признаю.

Председатель: Что можете объяснить по поводу этого произнесения?

Брусилова: Проходя мимо нашей церкви и увидев происходившее там изъятие, оскорбившее мое религиозное чувство, я политически неправильным словом выразила свое настроение, причем я обращалась не к толпе, а к моей знакомой, случайно проходившей тут же.

Председатель: К кому?

Брусилова: Я просила ее не привлекать. Если угодно верить, так моему показанию.

Председатель: Значит, вы фамилии назвать не хотите?

Брусилова: Да.

В своем последнем слове 7 мая Брусилова сказала: "Ваш приговор я встречу спокойно, потому что по моим религиозным верованиям смерти нет... Я милости и пощады не прошу…"

Трибунал счел, что вина Брусиловой и других подсудимых доказана полностью. В приговоре, ставшем (как и все дело) предметом пристального исследования Дмитриева, говорилось (орфография и пунктуация оригинала сохранены):

Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики Московский Ревтрибунал в публичном Заседании под председательством тов. Бек, членов Трибунала т.т. Гусева и Дубровина от 26 апреля – по 8-е мая 1922 года, рассмотрев дело… Брусилову Варвару Ивановну, 22 лет, гр-ку Москвы, безработную… по обвинению: …в том, что находясь под влиянием со стороны представителей духовенства… в день изъятия из Московских церквей и монастырей, в течение марта месяца церковных ценностей, приняли участие в публичных скопищах, которые действуя объединенными силами участников вследствие побуждений, проистекающих из вражды к РКП и к постановлению ВЦИК об изъятии, возбуждая население к сопротивлению лицам, производящим изъятие, распространяя заведомо ложные сведения, что большая часть изъятого имущества будет разграблена, что это изъятие производится в интересах коммунистов и еврейского населения, что последние безнаказанно насильничают над Россией, что для них законы не писаны, и им поэтому население само должно укоротить руки, т.е. вызывая партийную и племенную вражду, причем это особенно проявили участие: …Брусилова,… а также открыто оказали противодействие к изъятию церковных ценностей, выразившееся в избиении красноармейцев, охранявших во время изъятия, последствием чего многие красноармейцы оказались тяжело ранеными [Архив ФСБ РФ по Республике Карелия (РК)].
К расстрелу были приговорены 11 человек, включая Брусилову. 18 мая Политбюро (которое Дмитриев называет истинным заказчиком процесса), опасаясь массовых протестов, заменило смертный приговор шестерым подсудимым, в том числе Брусиловой, на пять лет лишения свободы. В отношении пятерых судебное решение было оставлено без изменения.
///
Бывший епископ Антонин заявил в печати, что мы обязаны ему спасением нашей жизни. Знает ли он, что не все захотят принять этот дар от его запятнанных кровию рук! Ведь на него и его сподвижников… падает ответственность за загубленные жизни. В.И. Брусилова
https://www.svoboda.org/a/30581104.html

Сводка сведений о злодеяниях и беззакониях большевиков, от 2 мая 1919 года



2 мая 1919 года,ОТДЕЛ ПРОПАГАНДЫ ОСОБОГО СОВЕЩАНИЯ ПРИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮГЕ РОССИИ, ЧАСТЬ ИНФОРМАЦИОННАЯ, 2 мая 1919 года, No 2484, г. Екатеринодар, Екатерининская 50, "Бристоль" СВОДКА СВЕДЕНИЙ О ЗЛОДЕЯНИЯХ И БЕЗЗАКОНИЯХ БОЛЬШЕВИКОВ No 11

Прибывшие из Одессы беженцы рассказывают следующие ужасающие подробности большевистской резни в Одессе.

Войдя в город в марте с[его] г[ода], большевики объявили, что желающие выехать из города могут собраться в порту, откуда они будут направлены на пароходах. Поддавшиеся на эту провокацию представители местной интеллигенции, буржуазии и офицеры с семьями собрались в порту, и многие были посажены на пароходы. Но в момент отправления пароходов французские и русские команды бросили их на произвол судьбы. На суда, переполненные беженцами, ворвались красноармейцы и начали резню, насилуя женщин, расстреливая ни в чем не повинных пассажиров. Многие офицеры-беженцы сами расстреливали своих жен и детей, кончая свою жизнь самоубийством, не желая подвергнуться большевистским издевательствам.
Collapse )

Кнопка
или