June 15th, 2020

Что такое "культурный марксизм"?



Сегодня в Европе и Америке доминирует чужеродная система верований, взглядов и ценностей, известная под названием “политкорректность”. Политкорректность стремится навязать единство мышления и поведения всем американцам и, следовательно, является тоталитарной по своей природе. Её корни лежат в разновидности марксизма, направленном на радикальное разрушение традиционной культуры в целях совершения социальной революции.

Социальная революция имеет долгую историю, предположительно она описана еще в “Республике” Платона. Французская революция 1789 года вдохновила Карла Маркса, и он стал развивать свои теории в 19-м веке. В двадцатом веке успех большевистской революции 1917-го года в России вызвал волну оптимистических ожиданий в марксистских кругах в Европе и Америке, т.к. считали, что наконец-то был создан “новый пролетарский мир равенства”. Что Россия, как первая в мире страна победившего коммунистического строя, поведет теперь революционные силы всего мира к победе.
Collapse )

Кнопка
или



  • maxfux

"Советская косточка". Подтверждая Крылова

Когда я прочитал у К.Крылова пост об отношении к Николаю II, как тесте на "советчину", то сразу вспомнил, что где-то читал уже похожее. Конечно, в другом ключе. Но с общей мыслью.

Константин Крылов пишет: "существует только одна историческая фигура, которая является полной и абсолютной противоположностью не то что какому-то «Сталину», а вообще всей советчине в целом. Это Государь Император Николай Второй, безупречный человек и великий политик, поднявший Россию и русский народ на небывалую высоту – и убитый именно за это. Проблема в том, что советские это прекрасно понимают и из этого исходят – и в течении почти ста лет вся мощь советской пропаганды работала и продолжает работать против «царя николашки». Буквально каждый артефакт советской культуры работал и работает именно на это, а у настоящих советчиков ЛИЧНАЯ НЕНАВИСТЬ к Государю и самой его крови прошита в их мозгах суровой ниткой.
Это вообще основной и главный тест на советчину: если человека начинает трясти от ненависти при одном упоминании Николая Второго в сколько-нибудь положительном контексте – значит, советская косточка, красное нутрецо. Кстати, это не зависит от т.н. «убеждений». Ненавистник Святого Государя может называть себя даже «монархистом». Вот только «монархизм» у него будет особенный, советский – то есть такой «монархист» будет пластаться перед Иваном Грозным и Петром Первым (а то и перед светлой памятью Бату-хана), а настоящим взаправдашним царём считать Иосифа «Бесо» Джугашвили. Ну а Государь Император Николай Второй у такого «монархиста» всегда – «слюнтяй и тряпка», одновременно - «николашка кровавый», ну и, естественно, «жаль, что шлёпнули, некрасиво как-то, но ведь, по правде говоря, заслужил». Прочие так сразу начинают – «хорошо, что шлёпнули, сладко, что шлёпнули, и с выводком, и с выводком, ай хорошо, ай здорово».
Но и у небезнадёжных людей, не пропитанных, а просто придавленных советчиной, эта суровая нитка через мозги продёрнута обязательно. И гебисты могут за неё дёргать сколько им угодно. Потому что перемена отношения к Государю – это не начало, а финальная стадия избавления от советчины. Человек начинает понимать, кем на самом деле был Николай Второй – считай, уже почти здоров".

И вот, пришел домой, открыл издание "Золото Партии" Бунича 2002 года. И точно!

"Новый император был совершенно уникальны явлением русской истории. Даже примерного аналога ему невозможно найти, перечисляя всех князей киевских, царей московских или, тем более, императоров всерос­сийских. Совершенно неожиданно на русском трон появился от самый русский интеллигент, которого и в при роде-то еще не было, которого робко моделировали с по­мощью художественного вымысла Толстой и Достоев­ский, Чехов и Куприн, Ключевский и Соловьев, Розанов и Флоренский. Появление подобного человека н окровавленном усском престоле было полно неожиданностью ля современников. Они не успели его оценить по достоинству. Они не смогут правильно оценить его и много позже, тысячами погибая в большевистски застенках  живя в эмиграции или в коммунистическо совпадении  Ни один из русских государственных деятелей не был так оболган и закрыт бетонными глыбами ссохшейся грязи, как последний русский император.
Кампания лжи началась еще при его жизни и царствовании — сначала робко: не вырвут ли язык, не посадят ли по 246-й статье на 12 лет, а поскольку ничего не случалось  то кампания набирала силу, выходя за рамки простого человеческого приличия. А ведь речь шла о самодержце!
В годы коммунистического режима, то есть за последние 70 лет, на память этого человека обрушилась просто вакханалия грязи и клеветы. Ни один русский царь не вызывал у новых правителей столько ненависти, как Николай II, что уже само по себе было весьма подозрительно  Анализируя природу этой ненависти, легко можно прийти к выводу, что она основана на желании во что бы то ни стало скрыть самый главный факт биографии последнего царя — этот человек нашел метод вывести Россию из того страшного состояния, в котором она пребывала в течение тысячелетия. Более того, он бы и вывел ее, если бы не сработали страшные мины, заложенные под страну его отцом Историческую правду, если подходить к ней объективно  так же трудно скрыть, как и шило в мешке.
За 23 года своего царствования Николай II никогда ни на кого даже не повысил голос, хотя имел для этого много причин. Он не орал матом на министров, как его отец, не бросал согнутых вилок в тарелки иностранным послам, не дрался тростью, как его дед, не бил лично по морде извозчиков и городовых, как прадед. Со всеми он был сдержан, любезен и безукоризненно вежлив. Он никогда — до последней минуты своей жизни — не терял самообладания и мужества, не устраивал истерик, никому не угрожал сгноить в крепости или в Сибири. Он был выше развернутой против него и его семьи клеветнической кампании, ни разу не применив закон «Об оскорблении Величества», ни одного человека не лишив свободы в « внесудебном порядке», то есть своей волей, на что имел полное право как самодержавный государь.
Он был первым царем в истории России, который осознал себя главой государства, а не хозяином огромного нелепого подворья. Он искренне любил свою страну и свой народ. К сожалению, именно страна оказалась неподготовленной к появлению такого царя.
Он не был пьяным грубияном, как его отец, ловела­сом и сибаритом, как дед, самцом и солдафоном, как прадед.
Collapse )

с митинга
  • krylov

"Антиджугашвили"

Просталинская пропаганда никогда не прекращалась ни в СССР, ни – особенно – в РФ. Но в последнее время Сталин уже лезет буквально из каждого утюга, а из «даже вроде бы приличных людей» вдруг попёрла советчина.

Не нужно при этом думать, что любой джугашвилец и советист – это непременно гебистская шестёрка. Зачем так о людях. Гебистских шестёрок в толпе славящих Джугу не больше, чем членов группы скандирования на каком-нибудь митинге. Просто они лучше организованы и работают профессионально – то есть орут по команде и не слушают криков других людей. Этого вполне достаточно, чтобы заставить всех остальных кричать то, что им надо. Если, конечно, нет другой группы скандирования, которая заряжает своё. Но у антисталинистов группы скандирования нет. Есть отдельные люди, которые не столько орут, сколько рассуждают, что в сложившейся не более эффективно, чем бормотание под нос. А в ситуации, когда беснующаяся толпа с пеной на губах орут «Сталин-Сталин-Сталин!!!!! ААААААА! СТААААААЛИН!!!!! Хотим хотим хотим хотим СТАААААЛИНА!!!!!!!!!!!» в ответ растерянно бормотать «позвольте, но этот человек преступник, он же убил миллионы людей» попросту бессмысленно: не услышат, а кто услышит – не врубится. Надо орать в ответ. И желательно – тоже какое-нибудь имя.

Но тут-то и затык. Общепризнанного «антисталина» у нас нет. И не потому, что у Сталина не было достойных противников или хотя бы достойных альтернатив, а потому, что их было слишком много, и все они были в чём-нибудь да несовершенны и Сталину в этом смысле уступают (что и неудивительно – чистое зло обычно совершеннее, законченнее добра, которое обычно «относительно» и «не так уж и хорошо»), да и друг с другом как-то не очень совместимы. Не говоря уже о том, что «не такое уж они и добро», особенно самые известные. Попробуйте-ка покричите – «Троц-кий! Влас-сов! Сол-же-ни-цын!» Смешно-с? Вот то-то.

Если уж брать по большому счёту, то существует только одна историческая фигура, которая является полной и абсолютной противоположностью не то что какому-то «Сталину», а вообще всей советчине в целом. Это Государь Император Николай Второй, безупречный человек и великий политик, поднявший Россию и русский народ на небывалую высоту – и убитый именно за это. Проблема в том, что советские это прекрасно понимают и из этого исходят – и в течении почти ста лет вся мощь советской пропаганды работала и продолжает работать против «царя николашки». Буквально каждый артефакт советской культуры работал и работает именно на это, а у настоящих советчиков ЛИЧНАЯ НЕНАВИСТЬ к Государю и самой его крови прошита в их мозгах суровой ниткой.

Это вообще основной и главный тест на советчину: если человека начинает трясти от ненависти при одном упоминании Николая Второго в сколько-нибудь положительном контексте – значит, советская косточка, красное нутрецо. Кстати, это не зависит от т.н. «убеждений». Ненавистник Святого Государя может называть себя даже «монархистом». Вот только «монархизм» у него будет особенный, советский – то есть такой «монархист» будет пластаться перед Иваном Грозным и Петром Первым (а то и перед светлой памятью Бату-хана), а настоящим взаправдашним царём считать Иосифа «Бесо» Джугашвили. Ну а Государь Император Николай Второй у такого «монархиста» всегда – «слюнтяй и тряпка», одновременно - «николашка кровавый», ну и, естественно, «жаль, что шлёпнули, некрасиво как-то, но ведь, по правде говоря, заслужил». Прочие так сразу начинают – «хорошо, что шлёпнули, сладко, что шлёпнули, и с выводком, и с выводком, ай хорошо, ай здорово».

Но и у небезнадёжных людей, не пропитанных, а просто придавленных советчиной, эта суровая нитка через мозги продёрнута обязательно. И гебисты могут за неё дёргать сколько им угодно. Потому что перемена отношения к Государю – это не начало, а финальная стадия избавления от советчины. Человек начинает понимать, кем на самом деле был Николай Второй – считай, уже почти здоров. Но у нас-то проблема не со здоровыми, а с больными, и обращаемся мы не к здоровым, а к больным. Точнее, к покалеченным. С шатающимися зубами, которым «твёрдую пищу» предлагать попросту РАНО. Не прожуют и выплюнут, ещё и озлятся.

Так что нужно искать в других местах. При этом некоторые очевидные рецепты, увы, неприменимы, ну или применимы весьма ограниченно.

Например, совершенно бесперспективно противопоставление Джугашвили и послесталинских правителей. Потому что на следующем же шаге выясняется, что Хрущёв – это такой же сталинский палач, только мельче и оттого въедливее, а «добрый» Брежнев соотносится со «злым» «Сталиным» ровно так же, как «добрый следователь» - со «злым следователем». И что тихие спокойные «застойные» годы нужны были именно для того, чтобы тихо, спокойно и со всеми удобствами добивать последних «белых русских», работая буквально по каждому конкретному человечку… Впрочем, и об этом сейчас тоже пока рано, так как люди у нас механизмов функционирования государства, даже простых, понимать боятся, и к тому же приучены «собственным глазам не верить» [1]. И тем не менее, «второй шаг делать придётся – со всеми вытекающими.

Не менее претыкаемы и попытки найти кого-нибудь достойного в «белом стане». При всём уважении к белому движению (и достаточно очевидной связи между ним и нынешним русским «белым» национализмом), у большинства его вождей рыльце в пушку. Не случайно советские относятся к «белогвардейщине» снисходительно, и всяческие «Адмиралы» всплывают не то чтобы часто, но достаточно регулярно. Разумеется, в пределах советского набора «Колчак-Деникин-Врангель». Но уже сам тот факт, что советские позволили своим рабам запомнить эти имена и даже вбивали в голову – уже кое-что об этих именах говорит. И уж точно на «антисталина» никто из них не тянет.

Несколько более перспективным является поиск «антисталина» за пределами СССР. Но и тут заботливо разложены какашки. Чего стоит тот же советский культ Черчилля, насаждавшийся десятилетиями, или специально подложенный отечественным либералам Пиночет (при этом куда как более симпатичный и успешный Перес Хименес известен разве что специалистам [2]). Вообще за пределами стандартного советского супового набора «рузвельт-черчилль, рейган-тэтчер, Пиночет покрошен, польский Папа так брошен» наш человек чувствует себя неуверенно. Тут надо сначала заниматься ликбезом. Но когда в очередной раз поднимается дикий ор «сталин-сталин-сталин-СТАЛИН-СТААААААААААЛИН!!!!!!!!!!», совать ошизевшим людям в руки учебник истории, да ещё и не своей – это как-то не вовремя, что-ли.

Тут, конечно, надо бы «что-то предложить». Но у меня нет такого решения, которое было бы «ну ах» и «как же мы сами не догадались». А вот мнения людей заинтересованных я бы выслушал.

ДОВЕСОК. На эту тему я уже писал - в связи с проектом "Имя России". И, в общем, считаю, что обозначенное там решение ("исторический ликбез") годно в среднесрочной перспективе. Но сейчас я говорю о краткосрочной.


[1] Хотя, конечно, по сравнению с советским обществом прогресс налицо – ну, скажем, мало кто сейчас не понимает, что какой-нибудь Госнаркоконтроль занимается именно что наркоконтролем, а не категорически недопустимой в стране эрефийского типа «борьбой с наркотиками». Впрочем, в большинстве случаев понимание идёт не дальше первого слоя – «они так деньги зарабатывают». То, что слово «контроль» тут относится не только к контролируемому наркотрафику, но и к государственному контролю за населением, уже не всем понятно. Дальше же – вообще стоп-машина.

[2] Впрочем, тут советские – как и во многих других случаях – вполне солидарны с товарищами империалистами, поскольку правление Хименеса и его реальная политика подрывает очень много и «левых», и «правых» мифов одновременно (включая сакрализованную для «правых» тему «невидимой руки рынка» и стандартную левую риторику обязательной «антинародности» «правых» режимов). Зодно замыливается и крайне неприятный вопрос, откуда взялся и кем поддерживается «эль команданте» Чавес.

Очередная попытка построения коммунизма — на этот раз в США


Этому памятнику в революционном Сиэтле вандализм не грозит


Очередная попытка построения коммунизма, на этот раз в американском городе Сиэтле. В результате вывода национальной гвардии и полиции из района с наиболее активными протестами, левые активисты захватили власть в одном из городских районов Сиэтла. В итоге они забаррикадировались и обьявили о выходе из США, провозгласив «Народную республику Капитолия». Как и ожидалось, почти сразу (как и всегда при попытках построения коммунизма) скатилось всё это к иерархии, дефициту еды, запретам и грабежу.
Новая левая власть решила накормить всех бездомных, но как и получается если ты относишься к экономике безалаберно, на следующий день у них закончилась вся еда. В итоге также как их предшественники начала двадцатого века, они начали заниматься вымогательством у местных бизнесменов. Человек стремится к иерархии, так что естественно там власть захватил один из организаторов коммуны (звучит знакомо), хип-хоп исполнитель — Раз Симон. Теперь он с вооруженной охраной ходит и терроризирует местное население. Например, напал на художника граффити, который рисовал на собственности, которую провозгласил своей вождь Симон. И уже устраивают чистки среди своих же активистов. Про цензуру они также не забыли и на «свою территорию» не пускают журналистов. Провозгласив свободу на территории коммуны, они тут же запретили курение и употребление невеганской пищи, которая к тому же была объявлена "народным достоянием".

Кнопка
или



covoq

Русские люди и совецкие... Антропологический аспект.

Вот это русские люди. Самые что ни на есть русские рабочие, не "баре" и не купцы:

1896 год. Семья машиниста. Ветка Пермской железной дороги Екатеринбург–Челябинск (через Верхний Уфалей)


А вот это совецкие. Самые что ни на есть сознательные. Продотряд. Не насильно согнанные под кумачовую тряпку крестьянские мальчишки, а добровольцы, сделавшие свой осознанный выбор - как сделал его в 1919 году простой крестьянский парень Андрей Власов:

Ещё совецкие:



Нетрудно заметить, что люди на первой фотографии и совецкие на второй и третьей разительно отличаются друг от друга по антропологическому типу, т.е. принадлежат к разным этническим общностям.

Помимо прочего, многие из нас неоднократно сталкивались в сети с деятельностью сталинистских и просто совковых троллей. Не кажется ли вам, - не впадая, разумеется, в мифологию про "рептилоидов" и "неандерталоидов"! - что их "мысль" и речь, являются не более, чем имитацией человеческих мысли и речи? Причём имитацией довольно неумелой, прямо скажем убогой?

Чапаев и негры



Сегодня утром кто-то в топе выложил анекдот про негра, к-рый вешает портрет Чапаева на стену (после участия в погромах в Америке), так вот -

Collapse )



covoq

Прекрасное от Марка Солонина:

Красные и черные

Золото, потраченное на украшение гроба, проплывшего среди рыдающих толп по американским городам, не будет потрачено зря, если станет дополнительным поводом задуматься: Что это было? Откуда это? К чему это приведет?

1. КТО НЕ УСПЕЛ, ТОТ ОПОЗДАЛ

Пролетарскую революцию в передовых, промышленно развитых странах Западной Европы, о которой так мечтали коммунисты, надо было устраивать раньше. Гораздо раньше. Самое позднее — лет за десять до написания «Манифеста». В те голодные времена новорожденный капитализм, охваченный лихорадкой первоначального накопления, не мог создавать высокооплачиваемые рабочие места. Да и низкооплачиваемых не хватало на всю ту толпу разорившихся/енных крестьян, которые безнадежно толпились у закопченных фабричных ворот. Счастливчиком считался тот, кому представилась возможность работать по 12 часов за миску еды (впрочем, и в этой милости многим было отказано — погуглите «восстание Национальных мастерских 1848 года в Париже»).

В те баснословные (для коммунистов) времена понятия «рабочий» и «пролетарий» — абсолютно несовместимые по своему исходного смыслу — парадоксальным образом слились и обозначали одного и того же человека. Вот тут-то и надо было ловить момент! Но не срослось. Не будем отвлекаться на осуждение вопроса — почему. Не смогли. Не успели. Пытались, но не получилось. Collapse )

(no subject)


Стучать начальству отвратительно, если власть рассматривается как вражеский лагерь.
Только представьте, что власть - хороший друг, который всегда поможет.
Совсем другое дело. Настучишь с радостью.