July 21st, 2020

пишет

Хуже мировой войны – только большевицкая оккупация.


       [Исторические параллели...]
       Константинополь был захвачен турками в 1453 году и превращён из столицы Византийской Империи в столицу империи Османской. Но объявить чужую столицу своей и действительно сделать её таковой – совсем не одно и то же. Захваченный турками город был визуально чужим и чуждым. Всюду высились купола христианских храмов, кресты, мемориальные колонны Императоров. Это была иная слава, иная история, иная философия, овеществлённая в камне. И эти камни говорили. Туркам потребовалось почти полтора столетия, чтобы перекодировать захваченный город на свой манер. Напомним вкратце, что они для этого сделали.
       Они закрыли почти все христианские церкви города. Главную святыню Константинополя – собор Святой Софии – превратили в мечеть, пристроили к ней минареты – так, чтобы храм и внешне напоминал мечеть. То же превращение пережили десятки больших и малых городских церквей и монастырей. При этом десятки храмов, стоявших на выигрышных местах, представлявших собою архитектурные доминанты города, были снесены до основания. На их месте выросли мечети. Колонны Императоров были низвергнуты. Греческие названия улиц, площадей и районов города заменены турецкими. И, наконец, само имя Константинополя было стёрто с географических карт, уступив место Стамбулу.
       Нам это ничего не напоминает? Не Москву ли преобразовывали подобным образом из первопрестольного града Российской Империи в столицу мирового коммунизма? С той, впрочем, разницей, что на перекодировку большевикам понадобилось не 150, а каких-нибудь 15–20 лет. Напомним вкратце, что они для этого сделали.
       Закрыли почти все православные церкви города. Главный храм города – храм Христа Спасителя — взорвали, чтобы построить на его месте символ нового коммунистического мира – Дворец Советов. Десятки церквей были перестроены до неузнаваемости – с них снимали кресты, сносили колокольни и главы, сбивали декор, отламывали апсиды – так, чтобы здание ничем уже не напоминало православный храм. Десятки других церквей и монастырей, стоявших на выигрышных местах, представлявших собою архитектурные доминанты, были снесены. На их месте построены объекты большевицкого культа. Монументы Императоров были низвергнуты. Старинные названия улиц, площадей и районов были заменены советскими. Бывшая столица Российской Империи названа кличкой её главного разрушителя…
       То же самое было совершено и с другими Российскими городами:

Уничтоженные Храмы Екатеринбурга.jpg



«Голодающие крестьяне» Российской империи


И. М. Прянишников. Общий жертвенный котёл в престольный праздник. Начало 1890-х



«Во что обходятся эти праздники. В текущем году мне пришлось быть в этом самом Конопатине на пятый день праздника, и, заметив, что крестьяне еще не очухались от праздничного угара, я вздумал вместе с ними подсчитать, во что обошелся им праздник, и что же оказалось? На 36 дворов выпито водки и пива на 307 рублей, не считая чая и разных лакомств, да прогул четырех рабочих дней целой сотни рабочих с подростками при поденной цене 1–1,40 руб. должен быть определен сотнями рублей, и кроме того, в каждом дворе «гуляло» не менее 3–4 и до 10 «гостей» из других деревень. Так что один такой праздник обходится не менее 1000 рублей. Подсчет это применим и к прочим селениям Сычевского уезда, и можно смело сказать, что в среднем каждый праздник обходится одному двору не менее 25 рублей…
А иностранцы еще говорят, что наш мужик беден! Да нехай любая наикультурнейшая страна в свете попробует при летнем периоде в 5–6 месяцев, а не в 9–10, как в Западной Европе, пускай, говорю, попробует отпраздновать 200 дней в году, да притом по преимуществу летом, — да у них и потрохов не останется…»

А. В. Байков, житель деревни Конной Сычевского уезда
Смоленской губернии. Цит. по Юрьевский Б. Возрождение деревни. Пг., 1914.
https://von-hoffmann.livejournal.com/621984.html

За что, как говорится, боролись...



Газета "Русское слово", 26 (13) мая 1907 года

МОСКОВСКАЯ ХРОНИКА
Разные известия


Сегодня к градоначальнику явился владелец типографии Холчев с жалобой на чрезмерную требовательность рабочих, исключающую всякую возможность продолжать работы. Градоначальник указал просителю, что типография его, печатавшая в течение двух лет в изобилии брошюры известного содержания, которые не могли остаться без влияния на набиравших и печатавших их рабочих, должна прежде всего считать за собой главную вину в создавшемся невозможном для промышленности положении.

Кнопка
или