Богомил (bogomilos) wrote,
Богомил
bogomilos

Categories:

Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) и укро-наци. Давний союз.

Оригинал взят у pravoslavnij в Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) и украинские патриоты.
(Данная статья является сборной из нескольких материалов разных авторов о взаимоотношениях РПЦЗ и украинского патриотического движения. Важно отметить, что приведенные в статье документы и цитаты свидетельствуют о подлинно христианском подходе священноначалия РПЦЗ к украинским патриотам. Кроме того, существование Украины, как отдельного от России государства, священноначалием РПЦЗ допускалось.)

В конце 1920-х годов среди многочисленных организаций, созданных в эмиграции участниками Белого движения, появилась «Лига русских офицеров и солдат запаса за границей», которая состояла в основном из украинцев (малороссов и галичан, идентифицировавших себя с украинской нацией). Среди членов организации были видные чины Добровольческой Армии, такие как генерал-лейтенант А.В. Корвин-Круковский — участник Первого Кубанского похода, затем комендант Новороссийска; а также высшие государственные чиновники Российской Империи, такие как действительный статский советник В.А. Старицкий — помощник статс-секретаря Государственного Совета.

Свою главную задачу Лига видела в освобождении Украины от большевиков и создании украинского государства, независимого от советской Москвы. Несмотря на эту важнейшую программную установку, роднившую эту организацию с прочими украинскими национальными организациями в эмиграции (с теми же бандеровцами), члены Лиги оставались лояльными национальной России, были членами канонической Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), и даже по своим политическим убеждениям являлисьлегитимистами, то есть сторонниками Российского Императорского Дома Романовых и верноподданными Его законного главы — Императора в изгнании Кирилла I Владимировича.

В своей основной агитационной брошюре «За Русь Святую!» Лига русских офицеров и солдат запаса так объясняла причины своей политической ориентации. После смерти в 1929 году Великого князя Николая Николаевича Младшего, который был важнейшим авторитетом в Белой эмиграции и фактически объединял до 70% эмигрантов, вся Белая эмиграция приняла новое политическое лицо. Теперь образовались две крупнейшие группировки эмигрантов — легитимисты (до 30% от общего числа) и украинцы всех политических течений (до 30% от общего числа эмигрантов).

Сама обстановка подсказывала, что для консолидации антибольшевицких сил необходима договорённость между украинцами и русскими монархистами, которая должна выражаться в твёрдом намерении русских и украинцев направить все свои силы и средства прежде всего на освобождение Украины от советского тоталитаризма. «Население Украины — самый подходящий по своему темпераменту элемент для борьбы с большевиками, а близость Украины к Центральной Европе представляет наиболее подходящий плацдарм для начала этой борьбы», — говорилось в идеологических документах Лиги.

Политическая независимость Украины (хотя бы временная) представлялась членам организации фактом неизбежным и исторически оправданным, и подобно Атаману Всевеликого Войска Донского генералу П.Н. Краснову, стоявшему у истоков новой донской государственности в 1918 году, «Лига русских офицеров и солдат запаса», без какого бы то ни было шовинизма, но с сознанием правильности и разумности выбранного пути, утверждала: «В процессе созидания великого Русского государства бывало не раз, что отдельные ветви русского народа силою исторических судеб ставились в полусамостоятельное, а иногда и самостоятельное положение».

Лига прекрасно понимала заинтересованность западных держав в существовании независимой от России Украины, но ориентировалась не на них - чуждые общерусской культуре и вере народы — а на национальную Россию, на будущий братский союз с ней. Именно поэтому Лига отрицательно относилась к Петлюре и его последователям, которые пользовались помощью Польши и были проводниками польских интересов в Украине.

«Петлюра, пользовавшийся вначале громадной популярностью, как человек, вышедший из народной среды, после союза с поляками потерял доверие народа, был разбит большевиками и бежал в Польшу, — говорилось в документах Лиги в 1937 году, — Так было на Украине в старину, когда претенденты в гетманы искали помощи у Польши, Турции, Швеции и других держав и при поддержке сих держав временно захватывали власть на Украине, но с прекращением этой поддержки кончалось и их управление государством. Так было и недавно, когда бывший гетман Павел Скоропадский, думавший найти опору в немецких штыках, должен был против своей воли оставить Украину с уходом последнего немецкого солдата, а глава республиканского правительства на Украине Симон Петлюра, искавший опоры в польских штыках, должен был бежать с Украины со своими союзниками в Польшу…»

Лига Русских офицеров и солдат запаса ставила целью борьбы — в союзе со всеми русскими силами и украинскими течениями «освобождение и восстановление независимой от СССР Украины в пределах 1918 года на исторических началах и традициях во главе с выборным пожизненным гетманом и народным представительством», и одновременно с этим — «объединение эмиграции с территории бывшей Российской Империи в церковном отношении возле Собора православных иерархов в Сремских Карловцах в Югославии» (Русская Православная Церковь Заграницей), а также — «признание преимущественного права на Российский Императорский Престол Державного Дома Романовых и право на верховное водительство Августейшего Главы Его в деле освобождения России».

Таким образом, «Лига русских офицеров и солдат запаса» не предрешала будущих взаимоотношений между освобожденными от советской оккупации национальной Украиной и национальной Россией, оставляя этот вопрос на совести законного Государя Императора Всероссийского и главы суверенной Украины при водительстве канонической Русской Православной Церкви, верными чадами которой являются русские и украинские националисты. Но Лига гарантировала, в случае восстановления на Украине национальной государственности, предоставить русским националистам плацдарм для дальнейшей совместной борьбы против большевиков.

В отличие от украинских националистов петлюровского толка (которые доминируют в современной Украине), члены «Лиги русских офицеров и солдат запаса»:

-- имели однозначную позицию по еврейскому вопросу, согласующуюся с учением Православной Церкви;
-- были верными чадами истинной Православной Церкви, а не греко-католиками и прочими еретиками и раскольниками;
-- ориентировались в государственном строительстве на национальную Россию, а не на западные державы;
-- отвергали шовинистические представления о месте и роли украинской нации в мире и ксенофобию как политический принцип;
-- признавали происхождение от общего этнического корня с великороссами, и допускали возможность существования Украины как автономной части Российской Империи, подвластной законному Государю Императору Всероссийскому, согласно клятве Русской Поместной Церкви 1613 года на верность царскому Дому Романовых.

Идеологические отличия этих двух течений украинского национализма во многом объяснялись причинами психического свойства. Дело в том, что члены Лиги составляли как бы партию казачьей старшины, потомками которой многие из них были; в то время как петлюровское движение было движением почти исключительно крестьянским. Здесь мы видим столкновение двух психотипов — аристократического и демократического — в одном политическом движении. Подобно тому, как в казачьих областях России казачья старшина была более сознательно-дисциплинированной и более «русофильской», а казачьи «низы» были более шовинистическими («казаки от казаков ведутся») и более анархическими.

Теперь, обрисовав в общих чертах идеологию и политическую программу Лиги, перейдём к рассказу о личности главы этой организации — Владимире Игнатьевиче Грине. Он происходил из семьи обедневших потомственных дворян Черниговской губернии. Некогда его род был знаменит, а один из его предков — Григорий Чёрный — был гетманом Украины.

лига1
Владимир Игнатьевич Грин, глава Лиги русских офицеров и солдат запаса заграницей

По причине тяжелого материального положения семьи не получив в юности военное образование, которого так жаждал, Владимир Грин избрал учительскую деятельность. Но с началом Великой Отечественной войны 1914-1917 гг. его мобилизуют в Действующую Армию, где он за отличную службу удостаивается награждения орденами Станислава 3-ей степени и Анны 3-ей степени.
После революции Грин отказывается от идеи присоединиться к Белой армии по причине отсутствия у нее прежнего духа Императорской Армии и дисциплины, но позже принимает предложение участвовать в работе Штаба генерала Врангеля в Крыму в качестве секретаря Украинского комитета, целью которого было установление контакта между Главным командованием Вооруженных Сил Юга России и Украинской Народной Республикой Симона Петлюры для совместных действий против большевиков.

Но тем временем, по причине ударов во много раз превосходящего в численности противника, Белый Крым пал. Грин на судне американского Красного креста покидает Родину. В Сербии Грин продолжил заниматься педагогической деятельностью. После разочарования в возможности белых организаций (таких как РОВС) освободить Россию, основал «Лигу русских офицеров и солдат запаса».

В оппозиции Лиге сразу оказались чины «великодержавного» Русского Обще-Воинского Союза (РОВС), в то время как легитимистские Русский Союз участников войны (РНСУВ) и Корпус Императорской Армии и Флота (КИАФ) поддержали молодую организацию украинских националистов.
Но самое главное, что сам Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) Митрополит Антоний (Храповицкий) в 1935 году даровал главе Лиги Владимиру Грину свою особую грамоту с благословением:

Божией милостию Мы, смиренный Антоний, Митрополит Киевский и Галицкий

Владимиру Игнатьевичу Гриню, Председателю Лиги Русских офицеров и солдат запаса заграницей.
Осведомившись о Вашем неуклонном намерении положить все силы свои на дело спасения хотя бы части русской земли – Украины – от страшного ига богоборческой и бесчеловечно лютой власти III Интернационала, и памятуя Ваши прежние труды по общерусскому делу, признали мы за благо преподать Вам и сотрудникам Вашим наше Архиерейское благословение на новый труд и подвиги ради спасения погибающих душ человеческих, ради восстановления свободного исповедания веры Христовой в земле, некогда именовавшейся уделом Пресвятыя Богородицы.

Дана в городе Сремские Карловцы, в Королевстве Югославии в лето от Рождества Господа нашего Иисуса Христа 1935-ое в Сентября 14-ый день.
Митрополит Киевский и Галицкий АНТОНИЙ.

лига2
Клише с грамоты Митрополита Антония (Храповицкого), «За Русь Святую!», Белград, 1937 год.

Справедливости ради следует отметить, что подобные жесты в сторону украинских националистов Владыка Антоний, авторитетнейший русский архиерей, делал и ранее. Сведения об этом содержатся в изданной в 1957 году в эмиграции книге Архиепископа РПЦЗ Никона (Рклицкого) «Митрополит Антоний Храповицкий и его время (1863–1936)».

В 1918 году (когда Украиной правил поставленный немцами гетман Скоропадский) Владыка Антоний, будучи митрополитом Киевским и Галицким, разрешил служить в центре Киева молебен по анафематствованному за измену гетману Мазепе.
Было это, по словам Архиепископа Никона, так:
«Приближался день Полтавской победы 27 июня. Самостийники обратились к Владыке с петицией, в которой, заявляя, что они считают день Полтавской битвы днем национального траура, просили Владыку в этот день отслужить на Софийской площади панихиду по гетману Ивану Мазепе.

Владыка Антоний, ценивший Мазепу за его церковноправославную народную деятельность и не сочувствовавший Петру I за антиканонические и антицерковные реформы в России, ответил, что он предварительно отправит телеграмму Патриарху Тихону с просьбой снять с Мазепы анафему как незаконно наложенную не за ересь, а за политику.

Телеграмма была послана, и Патриарх снял запрещение. Накануне дня панихиды было собрание епископов, которые были недовольны согласием Владыки отслужить панихиду, и притом именно в день Полтавской битвы, что панихида – это своего рода демонстрация против старой России и что вслед за этим самостийники могут потребовать снятия памятника Богдану Хмельницкому.
Владыка сказал, что он и не собирался лично служить панихиду уже по одному тому, что украинцы его не любят и могут подумать, что он хочет к ним подделаться, и поручает отслужить панихиду одному из викариев. На это предложение три киевских викария – Василий, Димитрий и Никодим просили их освободить, а четвертый – епископ Черкасский Назарий, старик дворянин из монахов Киево-Печерской лавры, человек смиренный и кроткий, согласился «за послушание». На другой день панихида была отслужена».

На самом деле было не совсем так. В Москве телеграмму из Киева получили, но снять анафему Мазепе отказались. Вот запись из «Журнала Совещания Преосвященных архипастырей от 8/21 июля 1918 года»:

СЛУШАЛИ: Сообщение Святейшего Патриарха Тихона, что им получена из Киева телеграмма с ходатайством о соборном снятии отлучения с гетмана Ивана Мазепы, так как Мазепа отлучен не за вины и преступления против веры и Церкви, а за преступления государственного характера (измена царю), что Мазепа любил и предан был Православной Церкви, что им построено много очень храмов и монастырей.

ПОСТАНОВИЛИ: Так как в распоряжении Совещания епископов нет достаточных материалов для обстоятельных суждений по данному вопросу, решение по возбужденному вопросу отложить до получения доклада от Украинского Собора и тогда, предварительно суждений на Епископском совещании, передать все дело на рассмотрение особой комиссии из членов Собора канонистов и историков.

Так или иначе, Православная Церковь в лице её старейших иерархов в то время была готова рассматривать возможность политического отмежевания украинского народа от народа собственно русского при условии сохранения церковного единства. Гетман Скоропадский вспоминал в эмиграции, что Митрополит Антоний предлагал ему образовать на территории Украины православное украинское государство с монархической формой правления, «чуть ли не с первого дня намекал, что нужно непременно устроить что-нибудь вроде коронации».

Когда в первые годы революции украинские шовинисты (петлюровское движение) запятнали себя церковным расколом и различными антицерковными акциями, православное русское духовенство стало относиться к идее украинской самостийности значительно строже.
Например, украинские шовинисты, отрицавшие всё Русское и на этом основании готовые даже пренебречь Апостольскими правилами и христианской верой, в 1917 году образовали неканоничную Украинскую Автокефальную Православную Церковь (УАПЦ), существующую и поныне, преимущественно в западных областях современной Украины.

Епископов для УАПЦ рукополагали миряне, вопреки канонам, поскольку ни один православный епископ не согласился участвовать в этом кощунстве. Директория Украинской Народной Республики во главе с Симоном Петлюрой признала это решение, объявив себя таким образом врагами Православной Церкви.

Итак, единственной политической организацией украинских националистов, которая получила сугубое благословение Православной Церкви на освобождение Украины от большевиков, была «Лига русских офицеров и солдат запаса заграницей». Это говорит о том, что украинский национализм сам по себе, в своих правильных формах, не является чем-то противным Православию, а значит и национальной России.

Subscribe

  • Совки - не "большинство"

    Совки - кучка безумных маргиналов и нерусских ублюдков, зарабатывающая своим ублюдством деньги, как лидер партии "За Деньги", политическая…

  • Совкам нравится валяться в говне:

    ... а потом безумные совковые недолюдки ещё и удивляются, почему это русские не считают их полноценными, равными себе людьми. ****** рушили до…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments