Богомил (bogomilos) wrote,
Богомил
bogomilos

Categories:

Ресурсная Федерация: сумерки мелких бесов — Sputnik & Pogrom

Оригинал взят у vol_majya в Ресурсная Федерация: сумерки мелких бесов — Sputnik & Pogrom
Ресурсная Федерация: сумерки мелких бесов — Sputnik & Pogrom

Все-таки жизнь — удивительно скучная вещь:

Минфин России предлагает прописать в бюджете на 2017-2019 годы возможность занимать до трех миллиардов долларов в год на внешних рынках. Об этом во вторник, 5 июля, как передает ТАСС, сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на источники.

В частности, Минфин предлагает использовать 783 миллиарда рублей из Фонда национального благосостояния (ФНБ) для покрытия дефицита бюджета в 2017 году, поскольку Резервный фонд уже будет исчерпан, сообщил источник. При этом объем средств ФНБ по итогам 2019 года может снизиться до 2,97 триллиона рублей с 4,68 триллиона рублей в конце июня 2016 года.

Также Минфин предлагает в 2017-2019 годах существенно увеличить и внутренние заимствования на фоне сокращения суверенных фондов для покрытия дефицита бюджета, отмечает агентство.

Когда начиналась «Русская Весна», мы писали, что после Крыма надо брать всю Украину, и брать быстро. Почему? Потому что Российская Федерация уступает отмобилизованному НАТО практически по всем позициям примерно в 2-10 раз, причем самое главное — трагически уступает в экономической мощи. Соответственно, затяжной конфликт с НАТО России невыгоден, его невозможно выиграть. Единственный шанс на победу в изменении постсоветских границ — это нокаутирующий удар и сразу же мирное соглашение, фиксирующее новую реальность, пока большой и страшный североатлантический зверь не успел прочухаться. Благо в истории есть два релевантных примера.

Во-первых, это «план Шлиффена». Вторая Германская империя (она же Кайзеровская Германия) в случае нападения на Францию оказывалась в ситуации войны на два фронта (с запада — Франция и Англия, с востока — Россия), которую Германия принципиально выиграть не могла. Поэтому немцы разработали потрясающий в своей дерзости план: сконцентрировать все войска против Франции, за месяц разгромить французов, пройдя в том числе через нейтральную Бельгию, после чего резко перебросить войска на восток против русских, пока у нашей Империи продолжалась бы мобилизация. Из-за нашего наступления на Кенигсберг у немцев сдали нервы и они сняли войска с западного фронта в тот самый момент, когда решалась судьба войны (т.е. «Чудо на Марне»), в итоге проиграв. Но сам план был вполне реален при должном хладнокровии — отдать русским армиям Восточную Пруссию и Кенигсберг, получив взамен Париж.

Что в нашем случае означал бы «план Шлиффена» применительно к началу 2014 года? Это моментальный развал Украины на «народные республики» при прямой помощи российских спецслужб. Когда, например, Харьковскую ОДА штурмовали бы не 50 трудящихся с битами (включая в будущем легендарного Моторолу, на тот момент вооруженного, кажется, лишь арматурой), а специально обученные люди, вот как в Крыму. Харьков, Донецк, Луганск, Николаев, Одесса, затем — совместный поход на Киев с торжественным приездом Януковича, который как законный легитимный президент (при поддержке отловленных депутатов Рады) фиксирует прекращение существование Украины, ее официальный роспуск. Затем — восстания в Приднестровье и Прибалтике с проникновением боевых групп в Польшу.

Зачем? Затем, что если вы хотите что-то продать на базаре за 100 рублей, вы не назначаете цену в 100 рублей. Вы назначаете цену в 150 рублей, затем торгуетесь до 130, затем, «уже совсем край», 110, и в итоге, вздыхая и охая, причитая и плача, отдаете вещь за 100. Если вы хотите получить всю Украину, вы не захватываете всю Украину. Вы захватываете больше, грозя обрушить всю постсоветскую архитектуру безопасности и превращая украинский кризис из еще одного конфликта на периферии цивилизованного мира («Украина, Сирия, Ирак — да кто там этих аборигенов различает?») в войну, грозящую перекинуться непосредственно на страны НАТО. Ваше предложение должно быть не «отдайте нам Украину, мы хорошие, у нас георгиевская ленточка и песня про День Победы». Ваше предложение должно быть: «Купите мир и безопасность бывших стран Варшавского договора, отдав нам Украину».

Второй инструмент, помимо «бури и натиска» имени Шлиффена — это стратегия brinkmanship («Балансирования на грани»), разработанная Джоном Даллесом. В его бытность госсекретарем США значительно уступали СССР в конвенциональных вооружениях (а в Корее к этому добавлялись еще и бесчисленные орды китайских коммунистических зергов). Понимая невозможность победы в обычной войне, Даллес грозил Союзу переводом обычной войны в ядерную (в частности, ядерным ударом по Маньчжурии), задавая простой и ясный вопрос:

— Вы правда готовы ради счастья Ким Ир Сена рисковать неуправляемым ядерным конфликтом?

К официальному ядерному шантажу добавлялась еще и фигура то ли правда сумасшедшего, то ли старательно изображавшего сумасшедшего генерала Макартура, громко требовавшего у верховного командования «ебануть по Пекину», о чем советская разведка, конечно же, знала. В результате Советский Союз, имея возможность снести силы ООН в Корее и не поморщиться, вместо этого демонстрировал похвальную сдержанность, предпочитая не доводить дело до постановки в реальности популярной серии Fallout.

Иначе говоря, ядерное оружие сделало невозможной тотальную войну на уничтожение между двумя крупными державами (точнее, такая война продлилась бы минут 15, и по ее итогам победители получили бы выжженную радиоактивную пустыню). Но одновременно ядерное оружие сделало возможным шантаж великой державы на второстепенном направлении: «Вам правда Сеул дороже Москвы? Вам правда Киев нужнее Нью-Йорка?» Ответ тут ясен. Единственное условия — в вашу безумную готовность «бахнуть» должны поверить: но тут как раз пришелся бы кстати имидж РФ как православного халифата с образом Путина как религиозного националиста, проводящего политику на основании пророчеств афонских старцев и консультаций популярного философа Дугина. Вплоть до организации митинга бюджетников в виде крестного хода с требованием очистить заокеанскую скверну священным ядерным огнем. Естественно, что проверять, правда ли в Москве поехали кукушкой или притворяются, желающих бы не нашлось, поскольку цена ошибки — сначала уничтожение США, а затем и всего человечества в последовавшей после первых ударов ядерной зиме.

Вы можете сказать, что это полное безумие. Я могу ответить, что, во-первых, куда более умные и культурные люди, чем мы с вами, уже делали это, и местами это срабатывало. А во-вторых, это был единственный шанс на победу: затяжное противостояние с десятикратно превосходящим противником может кончиться только одним.

Собственно, уже, простите за неизящность, начало кончаться. Использовав всю силу своей дипломатии, США и ЕС заблокировали обвальное, угрожающее построенному ими миропорядку продвижение РФ на Запад, переведя «план Шлиффена» в затяжную войну на истощение. Результаты этой войны видны уже сейчас: в США — бодрый экономический рост, в ЕС — небольшой экономический рост, в РФ — продолжается сокращение экономики с проеданием резервов, Китай и другие страны в «битву двух якодзун» закономерно решили не вмешиваться, ограничившись выражением условной моральной поддержки. При этом НАТО перебрасывает на границу РФ войска и отчаянно зазывает к себе Финляндию. Зачем? Чтобы РФ не могла сократить военные расходы, будучи вынужденной отвечать созданием новых военных группировок на Западе (плюс Донбасс, плюс Сирия, где «всё очень плохо»), пока экономика РФ сокращается и конвульсирует. Попытки занять деньги на внешних рынках (евробонды на 1.75 млрд долларов) привели к тому, что заинтересовавшимся инвесторам звонили из Госдепа (буквально) и страшным голосом напоминали про санкционный режим. Облигации по итогу выкупили «российские иностранцы», средства которых по понятным причинам ограничены.

США и ЕС не надо никуда торопиться: шокирующее продвижение остановлено, ситуация стабилизировалась, а дальше институты демократического либерального общества медленно, но верно дожуют (в первую очередь — в экономическом смысле) постсоветский «воровской социализм», вздумавший поизображать «внешнюю политику». Если у вас экономика растет на +3% в год, а у вашего «геополитического соперника» сокращается на 1% в год, то результаты вашего противостояния предсказать нетрудно. Вам даже не надо ничего особого делать — ну, разве что перекинуть 300 танков в Румынию да убедить Германию повысить оборонные расходы, чтобы «гроссмейстер Путин» и не думал экономить на оборонке, уверенно шагая к новому 1991 году.

«Хитрый план», то есть протяженная во времени последовательность действий, долженствовавшая сложиться в выигрышную комбинацию, с самого начала был безумием: когда время работает на врага, ваш единственный шанс — ошеломляющий удар, а затем юридическое закрепление достигнутых результатов до того, как противник успеет отойти от шока и мобилизоваться. «Да, мы сумасшедшие православные националисты, да, мы будем бомбить Антихриста ядерными ракетами и двинем танки на Берлин, как деды в 1945-м, ибо такова воля Божия, указанная в пророчествах старца Пегидия!» — единственная возможная линия поведения. Вместо этого после первого удара началось мямленье и попытки изобразить из себя «приличного члена мирового сообщества», мол, да мы не опасны, да вам показалось, да мы смирные, мириться давайте.

А зачем? Зачем мириться с теми, кто не опасен? Мирятся, когда страшно. Когда же враг не представляет опасности, заключаемый мирный договор называется «Безоговорочная капитуляция».

Что, в общем, и ждет их — «многонациональных россиян» — впереди. Не говорю «нас», потому что мы с самого начала выступали за принципиально другую линию поведению (вопрос, возможно ли угрожать ядерным ударом по Лондону, когда там недвижимость половины членов правительства, оставим в стороне).

Подведем краткие итоги. Совок — говно, обреченное на поражение вне зависимости от количества танков и ядерных боеголовок, потому что совок неспособен ими распорядиться с жестокостью и яростью, присущими национальным элитам, но совершенно отсутствующими у многонациональных лондонцев, которые проездом в Москве. «Русская Весна», последний шанс РФ превратиться во что-то путное, была бездарно просрана, и сейчас мы видим, как начинают сбываться самые мрачные прогнозы. Наша с вами задача — выжить в наступающим сумерках — ну, не богов, какие это ж боги, так, мелкие бесы — сохранив жизнь и свободу в конвульсирующей системе, которая нехватку денег будет компенсировать репрессиями. Для наших юных читателей, понятный анекдот из 90-х:

— Борис Николаевич, забастовали врачи!
— Выдать зарплату врачам.
— Борис Николаевич, забастовали учителя!
— Выдать зарплату учителям.
— Борис Николаевич, забастовали рабочие!
— Выдать зарплату рабочим.
— Борис Николаевич, забастовали врачи, учителя и рабочие!
— Выдать зарплату ОМОНу!

А также ФСБ, ЦПЭ, СК, Нацгвардии, прокуратуре и прочим увлекательным структурам (на скольких там черных «Гелендвагенах» катались выпускники академии ФСБ? Ага). Поэтому готовьтесь к тому, что за вами придут, но все будет настолько плохо, что в какой-то момент вам станет уже все равно, и вы произнесете наше исконное, русское, традиционное, тысячелетнее: «Доколе?!»

И с этого момента положение в стране начнет улучшаться.

Единственный интересный вариант: если США и ЕС решат не додавливать режим постсоветских идиотов, а подержать его на плаву навроде современной Украины, когда и жизни нормальной нет, но и вовремя пришедший транш не дает свершиться давно назревшему и перезревшему коллапсу. Точнее, для окружающих стран это будет интересный вариант, а для нас с вами — очень печальный.

Но в целом давайте стараться смотреть в будущее с оптимизмом: безумная надежда, что в РФ от осины в честь «Русской Весны» народятся апельсины, окончательно рухнула, «иного, кроме национального государства, пути как не было, так и нет, советские умудрились даже перед пустым Мариуполем войска остановить», и теперь осталось только пережить наступающие сумерки мелких бесов.

— Какой Рейх — такие и нибелунги.

— Какой Рейх — такие и нибелунги.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments