Богомил (bogomilos) wrote,
Богомил
bogomilos

Categories:

ФЕВРАЛЬ. КТО СОЗДАЛ КОГО.

Оригинал взят у a_kaminsky в ФЕВРАЛЬ. КТО СОЗДАЛ КОГО.


Как известно, со времен Петра I в Российской империи был создан высший орган церковного управления – Святейший правительствующий синод со статусом министерства и с надзорным органом государства за церковными делами – обер-прокуратурой. Главой церкви и государства был один и тот же человек, что давало возможность гибкого управления. В том числе, это придавало действиям власти необходимую легитимность и даже некоторую сакральность. Идеология православия призвана была сцементировать социально-политическое сообщество создаваемой русской нации, придавая ей определенную степень сплоченности и сформировать в массовом сознании позитивный образ как проводимого политического курса, так и политической силы, которая по этому курсу идет. "Духовные скрепы", ага.
Нравилась подобное положение вещей, однако, далеко не всем.
Во первых, это, конечно, люди древлего православия.
Во вторых, в начале XX века и в среде синодального духовенства все чаще стали звучать голоса с мнением, что, мол, Священный синод вовсе и не каноничен, да государственное управление церковными делами заело. Пора ставить вопрос о реформах в церковном управлении. Оченно церковным иерархам хотелось порулить.
По мнению епископата, структура управления Российской православной церкви должна выглядеть так: высшая административная и судебная церковная инстанция – Поместный собор, с патриархом в роли председателя, в промежутках между соборами церковью управляет Священный синод, руководить которым тоже должен был патриарх. Поместный собор должен был забрать на себя все полномочия, касающихся вероучения, выборов патриарха, открытия новых епархий, церковного суда, лишения епископов за проступки священного сана и т.д. То есть, церковь должна была быть полностью автономна. В то же время, государству надлежало церкви всемерно покровительствовать и оказывать поддержку. Мнение епископата было практически единодушно - практически все настаивали на созыве Поместного собора и восстановлении патриаршества. За исключением всего трех епископов.
Что характерно - во всех предлагаемых иерархами схемах новой системы церковно-государственных отношений для главы русского государства не находилось места.
Некоторые шли дальше и требовали десакрализации царской власти, как основного этапа в решении вопроса в пользу превосходства церкви над государственной властью. Доходило до того, что даже члены Синода вели речь о том, что, дескать, между царской властью и какой-либо иной формой власти нет никаких отличий. "Всякая власть – от Бога".
Звоночки были серьезные, потому с начала 1905 года на уровне Кабинета министров и Синода начались консультации по поводу перспектив такого рода реформ, и принято решение ходатайствовать перед Николаем о созыве в Москве всероссийского собора епархиальных епископов для обсуждения перемен в церковном управлении. Однако со стороны Николая последовал отказ.
Что и понятно. Ситуация была дикая. Во время войны на фронте и в тылу "Идеологический сектор ЦК КПСС ставит на пленуме ЦК вопрос об автономии от Генерального секретаря".
Для предварительного рассмотрения вопросов церковной реформы, в январе 1906 года Синод принял решение о создании особой комиссии – Предсоборного присутствия, в которую вошли вошли епископы, священники и известные богословы. 3 июня 1906 года Присутствием был принят документ «Об отношении высшего Правительства Православной Российской церкви к Верховной Государственной власти». В нем были изложены рекомендации будущему Поместному собору по введению в РПЦ патриаршества и очерчены права будущего патриарха.


Предлагалось с одной стороны - выполнение государством прежних политических, финансовых, охранительных и других обязательств перед РПЦ, а с другой, – не только существенное расширение прав церкви, но полное её самоуправление, с полновластием епископата.
Подобная схема могла привести к тому, что при возникновении самомалейших разногласий между церковью и властью, патриарх мог перейти в открытую оппозицию царю, тем самым создавая ещё один центр оппозиционно настроенных сил. Усугублялось всё тем, что при этом он был бы фактически неподсудным светским властям.
Подобная перестройка идеологического фундамента государства грозила обрушением всего здания. Поэтому Николай II выбрал политику лавирования между епископатом и обер-прокуратурой Победоносцева, по факту сохраняя существующий статус-кво. Следующее Предсоборное совещание было отложено до начала 1912 года.

В преддверии этой даты епископат решает усилить натиск на позиции обер-прокуратуры Синода, возглавляемую в то время Владимиром Карловичем Саблером. В качестве тарана выступил заматеревший к тому времени Гермоген.
В конце сентября 1911 года он приехал в Петербург для участия в заседании Синода. Взяв с собой в вояж свою сборную команду приживал, разместившуюся на Ярославском подворье. В том числе Илиодора, к тому времени официально изгнанного из Царицына за серию гнусных статей на смерть Льва Толстого. В январе 1911 года вышло постановление Синода о переводе Илиодора в Новосильковский монастырь Тульской епархии. Откуда он через месяц благополучно сбежал.
На этом заседании Гермогеном и был инициирован конфликт с обер-прокурором.
Обычно в литературе выпячиваются два спорных вопроса, приведших к конфликту - утверждение общества диаконисс Марфо-Мариинской общины в Москве во главе с великой княгиней Елизаветой Федоровной и введение разрешения церковных молитв за умерших инославных.
Елизавета Федоровна - принцесса Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадтская, старшая сестра императрицы - после убийства мужа московского губернатора великого князя Сергея Александровича, продала фамильные драгоценности и решила основать женскую Марфо-Мариинскую общину сестер милосердия по протестантскому образцу. Сестры получали в обители серьёзную подготовку. Лекции читали лучшие врачи и богословы Москвы. Ходатайствовала об инкорпорировании сестер в православие в чине диаконисс. Причем, ходатайствовала только о вынесении вопроса на Поместный собор. Большинство членов Синода предложение поддержали. Против выступили только Гермоген и митрополит Санкт-Петербургский Антоний Вадковский - первый русский иерарх, посетивший Англию на 60-летний юбилей королевы Виктории. Миссию по сближению РПЦ и англиканской церкви исполнял удачно - вернулся в Россию доктором богословия и прав Оксфордского и Кембриджского университетов. Само собой, с таким послужным списком сам Бог велел покровительствовать священникам и студентам духовных школ, замешанных в революционном движении, в том числе и Гапону.
Что касается молитв за инославных, то предлагалось читать их только для утешения православных родственников в случаях смешанных браков.
Меж тем, подоплека скандала была несколько серьезнее. На заседании Гермоген обвинил Саблера в хищениях при строительстве монастыря Оптинской пустыни в Козельске. Намекая на то, что у него имеются тому доказательства.
По видимому, это по мнению Гермогена был козырь и он рассчитывал в этом деле на серьёзную поддержку. Но по каким-то причинам её не получил.
Поняв, что попал впросак, 15 декабря 1911 он отправляет пребывающему в Ялте Николаю телеграмму следующего содержания: "К величайшему прискорбию в настоящее время в Святейшем Синоде поспешно усиливаются проводить некоторые учреждения и определения прямо противоканонического характера, — так, учреждают в городе Москве чисто еретическую корпорацию диаконисс, и хоть остались при особом мнении митрополит Санкт-Петербургский и епископ Саратовский, но судьба особого мнения неизвестна и затем ещё вчера голосовали за введение грубо противоканонического чина заупокойного моления в Православной Церкви о еретиках инославных".
Бью, мол, челобитной к хранителю Православия, с нижайшей просьбой защитить Святейшую Мать-Церковь от еретических действий Синода.
Кляуза составлена по надуманному поводу - оба вопроса не были решены окончательно, обсуждалось только вынесение этих вопросов на рассмотрение Поместного Собора.
Никакой особой горячки не было, меж тем нарушение Гермогеном субординации было беспрецедентным. Обращаться напрямую к царю епископу было запрещено законом.
На следующий день Гермоген "набивает стрелку" своим приживалам в Ярославском подворье, на которой присутствует Сам, Илиодор, публицист СРН Иван Родионов и козельский мещанин Знобишин, по кличке "Митя Козельский". Туда же Илиодор привозит Распутина.
На этой сходке разыгрывается душераздирающая сцена. Распутина бьют деревянным крестом, Гермоген предает его анафеме, а Илиодор с "Митей Козельским" намереваются его кастрировать.
В общем, между почтенными священнослужителями разгорелся богословский спор.
О его подоплеке нам гнусавым поповским голосом гундят следующее:
Суть дела заключалась в том, что епископ Гермоген вместе с епископом Феофаном, в свое время введенные в заблуждение Григорием Распутиным, способствовали его приближению к царскому двору, а затем, увидев подлинное место «старца», стали открыто порицать его, пытаясь как-то исправить допущенную ошибку.

К 1911 году окончательно утвердилось влияние Распутина на императорскую чету. К этому же времени рассеялось заблуждение самого епископа Гермогена, как и многих других, касающееся личности Распутина: все суждения о Распутине, как о человеке распутном, оказались вполне справедливы. Кроме того, многие из фактов, касающихся жизни Распутина, стали достоянием гласности, вместе с этим стал достоянием гласности и факт доверительного общения с ним императорской семьи. Глубоко скорбя о происходящем на глазах всех беззаконии, епископ Гермоген вознамерился защитить Императора, а вместе с ним и Россию.
Ни епископ Гермоген, ни другие архиереи и благочестивцы, боровшиеся против нашедшего себе приют в императорском дворце шарлатана, не учитывали трудности и даже полной невозможности объясниться с людьми, находящимися в состоянии прелести.

Из этого набора слов понятно только, что "архиереи-благочестивцы" планировали одно, а получили не совсем то, на что рассчитывали.
Чтобы попробовать понять "подлинное место" Распутина немного отмотаем плёнку. О его появлении в епархии Гермогена "Русское слово" от 8 января 1910 года писало так:
Провинцiя.
Блаженный старец Григорий.(От нашего царицынского корреспондента).
Недели за две до Рождества саратовский епископ Гермоген привез в Царицын к иеромонаху Илиодору какого-то человека.
— Блаженного старца Григория, — объясняли лица, вхожие в илиодоровскую обитель. Блаженный старец Григорий — уроженец села Покровского, Тюменьского уезда. Там у него свой дом.
Живет же он большей частью в Петербурге.
Блаженный старец Григорий — мужчина средних лет. Говорит на „о“, скороговоркой. На нем дорогие лакированные сапоги, поддевка дорого сукна и шелковая рубаха. Поклонники и особенно поклонницы Илиодора охотно приглашают к себе „блаженного“ для беседы.
Мне удалось присутствовать при одной из таких бесед, познакомиться с самим старцем Григорием и поговорить с ним.
— Где вы живете? — задал я ему вопрос.
— Везде... В Саратове, в Самаре, в Казани. Но больше в Петербурге. А в Царицын приехал по скорбям Илиодорушки... Помог ему... Теперь все кончилось благополучно... Он остается в Царицыне, а я еду в Петербург... Дела там есть... Совет будет...
— А по какому адресу вам писать, братец? — вмешалась в наш разговор хозяйка.
— Пишите в Петербург, в духовную академию, епископу Феофану, для Григория Ефимовича Новых...
На мой вопрос о его средствах к жизни старец ответил, что занимается и духовными и светскими делами...
— Субсидию получаете?
Блаженный подозрительно воззрился на меня.
— Да ты в Бога-то веруешь? К Илиодорушке-то ходишь?
После заверения хозяйки, что я человек вполне благонадежный, „блаженный“ как будто успокоился, но все же, бросив на меня еще раз подозрительный взгляд, зачем-то произнес:
— Скоро доберемся мы до этой „тилигенции“...
Во время дальнейшей беседы поддевка «блаженного» распахнулась, и из-под нее мелькнул массивный золотой крест.
Мы попросили дать нам посмотреть этот крест. После минутного колебания, „блаженный“ согласился.
Крест большой, около 3 ½ дюймов длины. На лицевой стороне — распятие, на оборотной — надпись: „Спаси и сохрани“. В середине золотой цепи, на которой висит крест, — медальон.
— Это мой дорогой подарок, — заметил „блаженный“, указывая на медальон. В дальнейшем разговоре старец часто упоминал о своих папаше и мамаше, которые все могут сделать.
Этим он беседу и закончил:
— Только сказать папаше, — все будет...
Я расспрашивал некоторых случайных посетительниц „блаженного старца“ Григория, беседовавших с ним наедине.
Жалуются. Говорят, что старец имеет привычку гладить свои собеседниц, обнимать их за талию, пробовать мускулы. При этом он неизменно повторяет:
— Ох, искушение! Ох, искушение!
Одной пришедшей к нему гимназистке старец напрямик заявил, что любит ее больше всех.
— Поедем со мной, — предложил старец гимназистке. — Я тебя возьму, если хочешь...
Гимназистка не захотела.
„Блаженный старец“ Григорий предполагает основать в Царицыне женский монастырь. Деньги на это у него, по его словам, найдутся.

Гм, гм.. "папаша, мамаша, всё будет.." Кого мы тут видим?
Почему то всплывают в памяти "И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!". Ну, или Дети знаменитого папаши из всем известной Книги.
То есть, перед нами шарлатан-приживала. Шарлатанство, собственно, и не отрицается. Что-то плетут про "деньги царицы", которые через Распутина передавались Илиодору, но ревизия нашла финансовые дела епархии Гермогена "в тяжелейшем состоянии", а после изгнания Илиодора из Царицына выяснилось, что он "под монастырь" наделал долгов на астрономические 500 000 рублей. "Царица передавала", ага.
Распутин многозначительно плёл про своё влияние на "папашу и мамашу", за то его и пригрели. В нужный момент, когда потребовалась поддержка "папаши и мамаши", выяснилось распутинское "подлинное место". ПУСТОЕ.

На заре английского фотошопа.
Желающие могут обратить внимание на тени на лице и на пол под ногами старца

После беспрецедентного нарушения субординации, обнаглевшему епископу мягко предложили удалиться в свою епархию. 2 января 1912 года обер-прокурор Саблер подготовил доклад об увольнении Гермогена от присутствия в Синоде в Саратовскую епархию.
Гермоген упирается, решение исполнять отказывается, выходит в сеть и устраивает пресс-конференции для столичных либеральных газет. В прессе разгорается нешуточный скандал. К скандалу подключаются серьезные люди и издания.
В ответ на это Синод потребовал немедленного выезда Гермогена в Саратов.
Гермоген повышает ставки - "пан или пропал". "Троллит". Итнтервью выходят в "Свете", "Новом Времени", "Московских ведомостях", и даже "Биржевых ведомостях". Про репосты в других изданиях мы помним.
12 января Синод вынес определение "с выражением осуждения и порицания преосвященному Гермогену".
В ответ 14 января Гермоген дает новое интервью, перепечатанное почти целиком в вечерних газетах и переданное по телеграфу в газеты Киева, Харькова, Одессы и помещенное почти во всех московских газетах.
Фельетонист "Русского слова" по поводу этого интервью иронизировал:
А еще жалуются, что в России свободы нет. Какой же еще свободы, когда епископ публично поносит, на чем свет стоит, высшее учреждение, именуемое и Святейшим и Правительствующим. Обер-прокурора называет палачом, членов Синода — Исавами, продавшими свое первородство за чечевичную похлебку.

Газетная шумиха приняла грандиозные размеры. В дело включается Илиодор. 15 января его интервью печатаются в "Речи" и "Петербургском листке".
Наглость раздухарившихся Дедов Морозов переходит все границы.
17 января Николай утверждает постановление Синода об увольнении епископа Гермогена от управления Саратовской епархией с назначением ему пребывания в Жировицком монастыре Одновременно было утверждено постановление Синода о перемещении иеромонаха Илиодора из Царицына во Флорищеву пустынь Владимирской епархии. К Гермогену являются высокие полицейские чины.
Наконец-то до него доходит, что он зарвался и проиграл. Покочевряжевшись для вида пару дней, Гермоген отбывает в ссылку.
Илиодор тем временем вбрасывает в сеть распечатанные на гектографе фальшивые "амурные письма царицы и великих княжен к Распутину".
Обретение их описывается так. Пребывая в гостях у Распутина в его деревне, Илиодор воспользовался доверием старца, показавшего ему свои сокровища и выкрал у простака эти письма. Доча Распутина позже вспоминала, что письмо было всего одно и то "со слов отца". А потом их оказался "целый узелок".
О том же, что Илиодор их "выкрал", Распутин вспомнил только через четыре года. При этом всем "старец" НЕ УМЕЛ ПИСАТЬ И ЧИТАТЬ.
"Копии писем" ходят по рукам ошарашенных обывателей, редакциям газет и великосветским салонам. Столицы полнятся ужасающими сплетнями.
К "теме" пристраивается Гучков, решивший на волне "скандальных разоблачений" запузырить серию статей на "распутинскую тему" в своих "Голосе Москвы" и "Вечернем Времени".
Клеветническая волна начинает принимать не шуточный оборот. Цензурному ведомству с огромным трудом удалось волну погасить, изъяв выпуски газет и вручением редакторам судебных повесток. О содержании статей можно судить по тому, что они были конфискованы на основании закона, запрещающего порнографию.
В ответ Гучков подает запрос о нарушении свободы печати в Государственную Думу. Гучков гневно вопрошал об "опасностях угрожавших святыне алтаря и святыне трона".
А его газеты тем временем надрывались:
Государственная Дума ждет ответа от правительства по поводу запроса о странном покровительстве, оказываемом этому человеку, уже давно ставшему «притчею во языцех». Нам кажется, что теперь своевременно будет опубликовать один из документов, ярко рисующих личность этого «старца»... Оговариваемся, из печатаемого документа мы вынуждены были выпустить места, совершенно неудобочитаемые, особенно в газете.

Далее волна постепенно пошла на спад, хотя "распутинская тема" то и дело вспыхивает то тут, то там.

На этом фоне, начавшееся в конце февраля Предсоборное совещание, не только оставляет неизменной предложенную ранее модель церковно-государственных отношений, но и решает расширить полномочия будущего Патриарха, дав ему право "начальственно контролировать работу всех центральных церковных учреждений", по сути заменив собой царя и обер-прокурора.

Князь Жевахов в эмиграции вспоминал: "В предреволюционное время натиск на Царскую Россию вели не только пиджаки и мундиры, но и смиренные рясы, а этим последним Патриарх был нужен лишь для опоры их революционных замыслов и вожделений"
После февраля 1917-го епископат, как известно, наконец, своё стремление реализовал.


Опальный Гермоген покинул заточение в монастыре и получил Тобольскую епархию, куда по странному стечению обстоятельств отправили в ссылку и царскую семью.
Илиодор в монастыре продержался недолго и в том же 1912 году был расстрижен. После чего покаялся перед евреями и предложил свои услуги революционерам.
Позднее распутинскую тему пытались раскрутить масоны из ВВНР. Размноженную на пишущей машинке брошюру распространяли по частным каналам.
Ну а после февраля для раскрутки в том числе и распутинской темы, была создана Всероссийская чрезвычайная следственная комиссия. ВЧСК пыталась найти компромат на Распутина и царскую семью, но уже летом 1917 года Керенский был вынужден признать, что "в действиях Николая II и его супруги не нашлось состава преступления". Об чем и доложил английскому послу Бьюкенену.
Тогда англичане подключили Горького.
Горький нашел Илиодора, который накропал и с его помощью тиснул в изательстве Рябушинского пасквиль «Святой Чёрт». После чего Илиодор снялся в Штаты, где вел счастливую жизнь лакея в чикагском отеле. Там, кстати, вышла в 1917-м году фильма о падении монархии с падением Распутина.
Пасквиль был настолько очевидно фальшивым, что не пошел даже в годы революции.
В 1918-м тиснули издания мемуаров самого (не умеющего писать) старца, якобы надиктованных им в 1915 году.
"Григорий Распутин. Мои мысли и размышления. Краткое описание путешествия по святым местам и вызванные им размышления по религиозным вопросам. 1915. Посмертные издания: Петроград 1918."
Через три года вышел "Дневник Владимира Пуришкевича" 1921 г. Выпуск II. Смерть Распутина. Вильно.
В 1922-м англичане через Алексея Толстого издали фальшивый дневник Вырубовой.
"Страницы из моей жизни Автор: А.А. Танеева (Вырубова) Издательство: Париж, Русский очаг"
Ну а дальше пошла писать губерния
1922-й год. Распутин и Россия (Историческая справка) Автор: Борис Алмазов Издательство: Прага: Акционерное общество «Славянское издательство» .
1923-й год. Палеолог Морис. Царская Россия накануне революции. Перевод с французского Д. Протопопова и Ф. Ге. Государственное издательство, Москва — Петроград.
1927-й год. Юсупов Ф. Ф. «Конец Распутина» (воспоминания)
1932-й год. Спиридович А. И. Начало Распутина. Иллюстрированная Россия (Париж). № 15 (361). Редактор А.И. Куприн
И так далее и тому подобное. Скоро сто лет, как губерния пишет и пишет.
В начале нулевых на Острове, видимо, посчитали, что писаний недостаточно и результат надо закрепить "документальным кино".
В 2002 году английский канал Viasat Explorer выпускает "документальную ленту" Rasputin: The Devil in the Flesh (Распутин: дьявол во плоти).


Зрителю битый час показывают фотографии царской семьи, то и дело сопровождая показ закадровым текстом об огромных грязных ногтях "дьявола" и исходящей от него козлиной вони.
В 2004 году ВВС выпустила тоже "документальный фильм" "Кто убил Распутина?".
Оказывается, замысел убийства разработан в Интеллидженс сервис, а исполнен английскими рыцарями плаща и кинжала под прикрытием наивных русских неумех из револьвера "Webley 455".
Мотив убийства такой: Британия опасалась, что Распутин уговорит безвольных царя и царицу на сепаратный мир с Германией. Были, мол, основания.
Помимо книг и фильмов в РФ всячески увековечивается память об истинном царе. Собянин открыл "музей усадьбу", а в Тюмени поставили красивый памятник.


Прекрасный монумент на тротуарной плитке "от Иры Бордюр".
Хотя, лицезреть подлинные шедевры русским не по масти. Бюст, вылепленный с натуры, авторства Наума Аронсона хранится в национальном художественном музее в Тель-Авиве.


Чтоб никто не сомневался, под шедевром фотография, как Мастер работает с натурой.(Заглавное фото)

Что, в общем, и понятно. Реликвия дорогая, "английской работы". Полагаю, там ей самое место.

Русские же поставят другой памятник. Памятник беззаветной преданности, чести и безупречному исполнению служебного и гражданского долга.
В 1907 году после смерти лейб-медика Гирша царская семья рассматривала кандидатуры на освободившуюся вакансию. Императрица на вопрос, кого бы она хотела видеть в этом качестве, ответила: "Боткина. Того, что был на войне".
Речь шла о сыне бывшего лейб-медика и знаменитого доктора Сергея Петровича Боткина, Евгении Боткине.



Блестящие способности Евгения Боткина проявились еще в гимназии. В 1889 году Евгений Сергеевич успешно окончил Военно-медицинскую академию, получив звание "лекаря с отличием" и был удостоен именной Пальцевской премии, которую присуждали "третьему по старшинству баллов в своем курсе".
В 1893 году блестяще защитил диссертацию. Официальным оппонентом на защите был нобелевский лауреат Иван Павлов.
С началом Русско-японской войны в 1904-м убыл в действующую армию добровольцем, став заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста в Маньчжурской армии. За отличие был награжден многими, в том числе и боевыми, орденами.
Дальнейшее развитие событий показало, что царский выбор был безошибочным.



Придворным Боткин был известен своей исключительной сдержанностью. Никому из свиты не удавалось узнать ничего о болезнях царской семьи. Какие-либо пересуды и сплетни о царской семье считал всегда совершенно недопустимыми.



Получив в детстве блестящее воспитание, в таком же духе воспитывал и своих детей.


Старший сын Дмитрий, хорунжий лейб-гвардии Казачьего полка, попав в 1914-м в окружение, сдаче в плен предпочел отстреливаться до последнего патрона. После чего был убит немецкими солдатами.

Последний русский лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин выполнил свой врачебный и человеческий долг до конца, сознательно оставаясь с царской семьей до последнего вздоха в ипатьевском подвале.



О своем мнимом коллеге Евгений Сергеевич писал так:
Если бы не было Распутина, то противники царской семьи и подготовители революции создали бы его своими разговорами из Вырубовой, не будь Вырубовой, из меня, из кого хочешь.


Не сделали бы, Евгений Сергеевич. Из Вас не сделали бы. Не сделали при жизни, не сделали за 100 лет после смерти, а сейчас и подавно не сделают.
Кончилось советское время.

Tags: Русский Император, союзники, февраль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment