Богомил (bogomilos) wrote,
Богомил
bogomilos

Categories:

Об истоках советской индустриализации

Оригинал взят у reich_erwacht в Об истоках советской индустриализации
"По американским данным, в 1920-1930 гг. было заключено около 220 концессионных сделок, по советским данным, в 1928 г. действовало 114 концессий. Они учреждались, как правило, в перспективных добывающих отраслях[1]. К 1933 г. требовалось построить и реконструировать около 1 500 крупных индустриальных объектов.

Попытки самостоятельного проектирования, а также быстрого и качественного строительства в 20-е годы крупных, технически сложных объектов не увенчались успехом. Неудачи постигли первый советский проект Магнитогорского металлургического комбината, строительство моторного завода в Уфе, Челябинского тракторного завода, Свирской ГЭС и ряда других предприятий. Стало очевидным, что дореволюционный опыт не годился для форсированной индустриализации.

В этих условиях руководство страны приняло решение прибегнуть к технической помощи западных компаний. Она осуществлялась по специальным договорам или включалась в контракты о поставках оборудования. Сроки таких договоров были намного короче концессий, а их привлекательность для зарубежных фирм гораздо выше, поскольку они не требовали рискованных капиталовложений. В период Великой депрессии 30-х годов западные компании особенно нуждались в заказах, и СССР получил возможность в короткие сроки овладеть передовой техникой и производственными навыками. Оплата осуществлялась за счет валютной выручки от экспорта (зерна, продуктов питания, леса, нефти, пушнины, цветных металлов), продажи музейных ценностей и т.д. Правительство стремилось добиться активного баланса в двусторонней торговле с любой страной и долгосрочного кредитования поставок.

По отечественным данным, в 1923-1933 гг. в тяжелой промышленности СССР было заключено 170 договоров о технической помощи: 73 с германскими компаниями, 59 с американскими, 11 с французскими, 9 со шведскими, 18 с фирмами других стран[2]. Хотя в рассматриваемый период наблюдалось количественное преобладание контрактов с германскими компаниями, страна нуждалась и в индустриальных гигантах американского типа. В сентябре 1927 г. при Политбюро ЦК ВКП(б) создается постоянная комиссия по техническим и научным связям с США. Американская помощь привлекалась для строительства ГЭС, развития нефтяной, горнодобывающей, угольной, химической, металлургической, электротехнической отраслей промышленности, но прежде всего для массового производства автомобилей, тракторов, авиационных двигателей и другой стандартизованной продукции[3].

Такие крупнейшие в Европе предприятия, как Днепрогэс, Сталинградский и ряд других тракторных заводов, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский (Горьковский) автозавод являлись предприятиями американского типа и происхождения. Компании International General Electric, Radio Corporation of America, Ford Motor Company, International Harvester, Dupont de Nemours стали ведущими зарубежными партнерами СССР.

Внедрение американских методов было признано необходимым и в капитальном строительстве. В США проектирование происходило одновременно с рытьем котлована, разные стадии проектных работ осуществлялись бригадным методом, вместо ручного копирования чертежей использовались светокопировальные множительные машины. Стальные и железобетонные конструкции подбирались по каталогам, что обеспечивало радикальное ускорение монтажа. Крупные проектно-строительные фирмы располагали необходимым контингентом специалистов и рабочих, а строительство было почти полностью механизировано.

Архитектор Альберт Кан, спроектировавший ряд крупнейших предприятий в США, в том числе основной автозавод и сборочные заводы Форда, внедрил в СССР принцип типового промышленного строительства. Его фирма Albert Kahn, Inc. осуществляла проектирование и надзор за сооружением более 500 советских предприятий и создала в СССР школу индустриального зодчества.

Сталинградский тракторный завод, построенный по ее проекту в 1930 г., был сооружен в США, размонтирован, перевезен и собран под наблюдением американских инженеров. В его оборудовании участвовали более 80 американских машиностроительных компаний и несколько германских фирм. Технологический проект Нижегородского автозавода выполнила компания Форда, строительный – американская компания Austin. Теперешний АЗЛК построен в 1930 г. по образцу сборочных заводов Форда. Прототипом «Магнитки» стал принадлежащий компании U.S. Steel Corporation металлургический комбинат в г. Гэри, штат Индиана. Проектированием и строительством Днепрогэса занимались американская инженерно-строительная фирма Cooper Engineering Company и германская компания Siemens.[4].

Многие стройки в СССР стали «интернациональными». Так, объединение «Востокосталь» заключило договор с американской фирмой Arthur McKee на проектирование Магнитогорского металлургического комбината, а с германской компанией Demag – на проектирование его прокатного цеха, еще одна немецкая фирма обязалась осуществлять буровые работы для Магнитостроя. Объединение «Всехимпром» имело 20 договоров с компаниями США, Германии, Италии, Франции, Норвегии, Швеции, Швейцарии.

Значительная часть советских заводов и фабрик работала на стандартном электрооборудовании от International General Electric. Необходимые в машиностроении шариковые и роликовые подшипники делались в СССР на нескольких крупных заводах. Московский ГПЗ-1, который проектировала американская компания Albert Kahn, Inc., получил техническую помощь от итальянской фирмы RIV (дочерней компании Fiat), а его управление осуществлялось с участием шведских специалистов компании SKF.

Как отмечалось ранее, фирмы США играли ведущую роль в проектировании советских предприятий, а примерно половина оборудования производилась в Германии в основном по американским спецификациям. По поставкам оборудования 1-е место занимала Германия, 2-е – США, 3-е – Великобритания.

После 1933 г. использование технической помощи Запада резко сократилось, хотя поставки оборудования для советских заводов какое-то время продолжались. Можно отметить две причины: во-первых, успехи индустриализации – многочисленные новые и реконструированные предприятия начали давать продукцию, при этом некоторые из них стали центрами распространения передовых технологий и подготовки кадров; во-вторых, сокращение расходов на техническую помощь, которые жестко контролировала Валютная комиссия Политбюро, при увеличении ее адресности.

[1] Индустриализация Советского Союза. Новые документы, новые факты, новые подходы / Под ред. С. С. Хромова. Ч. II. М.: Институт российской истории. – 1999. – С. 227 – 233; Sutton A. C. Western Technology and Soviet Economic Development, 1917 – 1930. Stanford (Calif.), Hoover Institution Press. – 1968. – Pp. 353 – 363.
[2] Индустриализация Советского Союза…, С. 252 – 253.
[3] Россия и США: экономические отношения, 1917 – 1933. Сб. документов. – М.: Наука. – 1997. – С. 297 – 300.
[4] См. За индустриализацию, 5 июля 1930 г.; Экономическая жизнь, 16 октября 1927 г.
[5] Индустриализация Советского Союза…, С. 246 – 250.

Борис Шпотов "Политика использования западных технологий как фактор создания крупной индустрии в СССР"

1

Tags: "сталинская" индустриализация, 2-я Мировая, джюгашвилли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments