Богомил (bogomilos) wrote,
Богомил
bogomilos

Category:

С чего началась Гражданская война

Оригинал взят у kornev в С чего началась Гражданская война
Как известно, я весьма толерантно отношусь к умеренно-левым и умеренно-красным точкам зрения. Тем не менее, с одним мифом, гуляющим в этой среде, никак не могу согласиться. Миф о том, что «Гражданскую войну развязали белые». На днях его растиражировал Захар Прилепин: «Большевики не устраивали Гражданской войны и не нуждались в этой войне. Она началась не сразу после Революции, как иногда принято считать, а только в 1918 году, и к развязыванию её большевики никакого отношения не имели. Инициаторами Гражданской войны были военные деятели, свергшие царя».

Вообще-то дата начала Гражданской войны хорошо известна: это тот самый день, когда советская ветвь постфевральской власти решила вооруженным путем ликвидировать несоветскую ветвь этой власти, с которой она до этого как-то уживалась. Сторонники несоветской власти, естественно, попытались дать отпор, и волна насилия прокатилась через всю страну, а потом покатилась обратно, от окраин, где смогли укрепиться антибольшевистские силы, к центру, где обосновались большевики. Другая значимая дата, к которой можно привязать начало Гражданской войны, это 6 (19) января 1918 года, день разгона большевиками Учредительного Собрания. О нем, кстати, Прилепин ни слова не упомянул в своей заметке. Между тем, антибольшевистское движение в восточных регионах России летом 1918 года разгорелось именно под лозунгами защиты Учредительного собрания и первоначально возглавлялось его бывшими членами, а отнюдь не генералами-февралистами.

Насилие, которое было до 6 (19) января 1918 года, можно считать охвостьем октябрьского переворота и непосредственной реакции на него. Но в этот день произошло нечто принципиально новое. В этот день большевики попрали общенародную волю, выраженную на максимально свободных и демократичных выборах, которые когда-либо до этого проводились в России. В этот день они по-настоящему разорвали преемство с Временным правительством, основой легитимности которого было как раз обещание выбрать Учредительное Собрание и передать ему власть. При этом идея Учредительного Собрания ранее получила легитимацию в акте неприятия престола Михаила Александровича Романова, который имел на это полное право, если признать реальным отречение Николая II в его пользу. То есть, через Учредительное Собрание еще сохранялась ниточка преемственности с предшествующей государственностью. Большевики эту ниточку разорвали.

Напомню, что выборы во Всероссийское Учредительное Собрание были проведены уже под властью Ленинского Совнаркома, никто ущемлять большевиков в этих условиях не мог. Эти выборы были полностью легитимны даже в логике большевистской власти. И русский народ отдал большинство голосов другим партиям. На что большевики ответили: «Нам плевать на народное волеизъявление, мы будем опираться на Голую Силу». Разгон Учредительного Собрания - это и есть символический акт начала Гражданской войны, когда большевики объявили войну уже не самозваному «Временному Правительству», а самому народу России. Этот символический акт в те же дни был подкреплен реальными выстрелами и пролитой кровью: большевики, силами Латышских стрелков и Литовского полка, разогнали и расстреляли русскую народную демонстрацию в поддержку Учредительного Собрания. Это и были первые выстрелы Гражданской войны. Никакого иного пути, кроме сопротивления силе – силой, большевики народу России не оставили.

6 (19) января 1918 года – это, по сути, «Большевистский переворот №2», который в символическом и юридическом отношении более важен, чем прославленная «Октябрьская Революция». «Революция» лишь заменила одно самозваное правительство другим самозваным правительством, при этом сохранялась надежда, что всенародно избранное Учредительное Собрание направит развитие событий в более здоровое и мирное русло. Настоящий разрыв с мирной линией развития, с договорным началом власти, с легитимностью произошел именно 6 (19) января 1918 года. Именно с этого дня власть большевиков превратилась в полноценную диктатуру, которая с оппонентами не договаривается, а давит их силой. С этого дня большевики ясно и откровенно признались: «если не будете нам слепо, без рассуждений повиноваться, мы будем вас убивать».

Впрочем, насилие в адрес законно избранных членов Учредительного собрания началось еще в ноябре. Ленин объявил вне закона партию кадетов, получившую в Петербурге 26% голосов, в Москве – 34%, и вырвавших победу у большевиков в 11 из 38 губернских центров. А на следующий день после разгона Собрания, 7 (20) января, два арестованных лидера этой партии, Шингарев и Кокошкин, были зверски убиты красной матросней. Они, конечно, тоже должны быть причислены к жертвам Гражданской войны.

Могут возразить, что члены Учредительного Собрания впоследствии не пользовались особой любовью в белых рядах. Колчак сверг основанную ими Директорию, а многих даже и расстрелял. Важен сам принцип: разнопартийные белые обьединялись вокруг доктрины «непредрешенчества», которая предусматривала выбор будущего пути развития России мирным путем через аналог Учредительного Собрания. Белое Движение в сфере политики исходило из той же логики, что и февралистские власти, ухватившиеся за идею, подброшенную последним державным Романовым. На белой стороне собрались те, кто был готов договариваться и решать политические вопросы мирным путем, отдав народному представительству выбор формата власти. На красной стороне собрались открытые сторонники диктатуры и насилия, которые хотели сломать страну через колено и навязать ей свою волю любой ценой. Большевики изначально, еще до Революции, были заточены на развязывание Гражданской войны. Собственно, ленинский лозунг «превратим войну империалистическую в войну гражданскую» достаточно красноречиво говорит сам за себя. Ни один из будущих белых ничего подобного не говорил и к гражданской войне не призывал. Белые в этом отношении были реагирующей стороной, им пришлось ответить силой в ответ на путь бескомпромиссного насилия, выбранный большевиками.

Вина большевиков в развязывании Гражданской войны настолько очевидна, что ее можно понять даже на уровне «пацанской» логики, хорошо знакомой Прилепину. Один человек ударом ноги сбросил другого с законно занимаемого тем кресла, и прикрикнул «встанешь - убью», а другой в ответ полез в драку. Понятно, что инициатором драки является первый, а не второй. В чем винить второго? В том, что он на наглое насилие решил ответить насилием же? Вина за Гражданскую войну лежит целиком и полностью на большевиках, которые имели счастливую возможность ее избежать, передав власть законно избранному Учредительному Собранию, - в котором, они, кстати, имели достаточно возможностей влиять на политику пропорционально своей народной поддержке. Выбор начинать войну или нет был всецело в руках у большевиков. Но большевики не захотели делиться властью и выбрали путь насилия и крови. Соответственно, и вся кровь Гражданской войны – тоже на большевиках. Вы можете сколь угодно считать большевиков прогрессивной силой, победа которой была наименьшим возможным злом для России в тех обстоятельствах, но отрицать их вину в развязывании Гражданской войны невозможно.

Прилепин резюмирует: «В Гражданской войне победил, в первую очередь, русский народ». Вообще-то, в свете разгона избранного народом Учредительного Собрания, события выглядели несколько иначе:

1) Русский народ на свободных выборах «прокатил» большевиков и «попросил их с вещами на выход».

2) Большевики объявили русскому народному большинству войну и насильно разогнали выбранных народом людей.

3) Лучшие представители русского народа поднялись на борьбу с большевиками.

4) Большевики разгромили русский народ и лишили его политической субъектности.



Оригинал взят у kosarex в Логичный и правильный текст о вине большевиков в Гражданской войне
https://kornev.livejournal.com/536958.html
Можно сколько угодно вспоминать иные действия большевичков по развязыванию Гражданской войны. Тут и памятник Иуде, декреты о национализации женщин, грабеж квартир и сел, опора на уголовников. Можно также оправдывать большевиков - они не хотели Гражданской войны, а врывались в квартиры и грабили всё подчистую от драгоценностей женщин до квашенной капусты во имя диктатуры пролетариата, выявления недовольных и расстрела, но только (Боже упаси) не ради провоцирования Гражданской войны, а ради обильных, безнаказанных расстрелов недовольных. Однако, разгон Учредительного собрания это веха - большевики переступили через выборы, прошедшие при их власти. Мы знаем, как они умели и умеют жульничать по сей день, поэтому считать, что выборы были нечестными, можно только с учетом того, что нечестными они были в пользу большевиков. И тем не менее, на выбор народа они ответили оружием. Сперва разгон Учредительного собрания, мол, караул устал. Затем расстрел рабочей демонстрации в пользу Учредительного собрания. Потом декрет Ленина о расстреле за хранение оружия. Напомним, что в Государстве и революции Ленин провозглашал прямо противоположное - народная власть не может существовать без права народа на оружие. Если опираться на труды Ленина, то у нас по сей день антинародная, ленинская власть.

Как точку отсчета закономернее считать именно разгон Учредительного собрания. По сути это тот момент, когда большевики откровенно продемонстрировали, что не только буржуазные элементы, все должны дрожать и подчиняться их антинародной политике.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments