Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

odal

Всё ыысь

Данный дневник является личным и частным дневником и содержит личные и частные мнения автора этого дневника. Дневник не имеет лицензии Министерства РФ по делам печати,телерадиовещания и средств массовых коммуникаций и никоим образом не является средством массовой информации, а потому автор этого дневника не обязуется предоставлять кому бы то ни было правдивую, непредвзятую и даже осмысленную информацию, равно как не обязуется публиковать в нём тексты высокой художественной и нравственной ценности, равно как не публиковать в нём тексты, призывающие к насилию, межнациональной розни и оскорбляющие личное достоинство отдельных граждан.

Сведения, содержащиеся в этом дневнике не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы при разбирательствах в гражданских, военных или арбитражных судах, равно как вообще нигде, для доказательства или опровержения чего бы то ни было.



Да, и ещё: красным говнюкам, последышам предателей России и врагов русского народа, продавшихся интернациональной чумазой большевицкой нечисти за миску объедков, здесь не рады:

Так что перед входом тщательно вытирайте ноги - будьте элементарно культурными людьми.
серп

Рашкованские охранители пробили очередное днище



Может быть, нам этих зажравшихся мразей ешё и за пенсионную реформу поблагодарить, а? А что, хорошая идея! - вот уж кто будет "скулить как крысы".

Кстати, и о "помойках 90-х" - вот уж где нужно было оставить всю эту коммунистическую, чекистскую и нацменскую нечисть! - не позволить им сожрать нашу страну и будущее наших детей.

566367_600.jpg
chumnoy_doctor

Мой комментарий к «Фашизм и коммунизм: возвращаюсь к теме. Искренне раскаиваюсь в своем поведении»…

Там в другом приписки: евреев, уничтоженных с беспрецедентными в истории человечества зверствами и жестокостью, ВСЕХ записали на "немецко-фашистских оккупантов". Хотя пресловутые "немецко-фашистские оккупанты" пытались временами хоть как-то упорядочить процесс, а насиловали еврейских старух черенками от лопат и разбивали еврейским младенцам головы об стены вот совсем не немцы, а как раз наоборот: оккупированные восточно-европейцы. И они, может быть, 500 лет ждали этого звёздного часа, когда государственная власть в их странах будет не "за евреев, против них", а хоть чуть-чуть "за них, против евреев".

Видел сообщение даже об инциденте, когда "украинская самооборона", получив разрешение немецкой комендатуры на уничтожение некоторого количества местных евреев и огнестрельное оружие для этой цели, евреев убивала палками и лопатами, сжигала керосином, евреек насиловала, детей рвала буквально на куски заживо, а на требование немецкого патруля прекратить зверства открыла огонь по немецкому патрулю. Понятно, что немцы обезумевших от крови хохлов в итоге уничтожили, но случай очень уж показательный.

Осуждаю ли я эти зверства? - Категорически НЕТ! После того, что представители еврейского меньшинства творили на моей Русской земле с моим русским народом с 1917 по 1938 год, а многие и далее и по сей день, у меня просто язык не повернётся осудить людей, 500 лет в позорном рабстве ждавших часа возмездия. Просто я слишком брезглив, чтоб лично насиловать какую-нибудь уродливую азиатскую старуху черенком от лопаты - хотя ни на секунду не могу поставить под сомнение, что эта старая сука, родившая трёх НКВД'шных палачей, того заслуживает.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

odal

«Кошачий ангел»

Кошачий ангел, уже второй час сидел на заснеженной ветке дерева и наблюдал одну и ту же картину: приятная женщина, лет сорока, бегала по двору в поисках своего друга.

«Снежок! Кис-кис-кис! Куда же ты запропастился?!» - плакала женщина. Она не могла понять, куда пропал ее любимец. Снежок никогда не выходил из квартиры, он был домашним котом и боялся улицу.
- Видал? Тебя ищет...- сказал котячий ангелок, новому другу.
- Вижу... Честно говоря, очень жаль ее. Мы почти тридцать лет вместе прожили. Как она теперь без меня будет? Ума не приложу...- тяжело вздохнул старый, белый кот.
- Ты бы хоть попрощался с ней, видишь, бегает по морозу весь вечер. Надеется найти тебя, - с укором произнес ангелок.
- Не мог я! Сначала хотел, но потом духу не хватило. Пусть лучше думает, что я убежал. Мне так легче будет, да и ей тоже..., - рассуждал Снежок.

Тем временем началась сильная метелица, ветер продувал насквозь. Женщина скукожилась от холода, но не прекращала поиски. Она уже заглянула под каждый кустик, обошла все закоулки...
- Ну что, полетели? Прохладно что-то становится, - предложил ангелок Снежку.
- Погоди, я хочу дождаться, когда она домой уйдет. Не оставим же мы ее одну на улице, - обеспокоенно сказал кот.
Ангелок тяжело вздохнул, но возражать не стал.
- Слышишь? Кто-то жалобно мяукает? - спросил он.
Снежок напряг слух, и тоже услышал тихий плач какого-то котенка.
- Давай подымемся повыше, посмотрим, что там стряслось? - предложил он.

- Хорошая идея! - одобрил ангелок.
Поднявшись почти на верхушку дерева, они увидели маленького, белоснежного котенка в соседнем дворика. Он сжался от холода и сидел прямо на снегу.

- Смотри, твоя маленькая копия! - улыбнулся кошачий ангелок.
- Действительно, я такой же в детстве был... Кто же его бросил одного на улице? - поражался Снежок. - Ведь он совсем беззащитный. А если собаки прибегут?
- Это детишки притащили его сюда. Поиграли и бросили. Все как обычно...- вздохнул ангелок. - Кажется, я знаю что нужно делать! Сиди здесь. Я скоро.
Ангелок распустил свои маленькие крылышки и бесшумно полетел на помощь малышу. Он легко подхватил пушистый, белый комочек и незаметно подбросил его к ногам женщины.
Малыш тут же замяукал. Женщина оглянулась и наконец увидела его.
«Что это? Маленький Снежок? Я схожу с ума?» - удивленно произнесла она, оглядываясь по сторонам. Женщина подняла котенка, и убедилась, что он не плод ее больного воображения, а настоящий...
«Снежок! Ты вернулся ко мне?» - заплакала женщина, понимая, что «своего» кота, больше не увидит. Она сразу почувствовала, что его больше нет, но не хотела с этим мириться, поэтому и искала его...
«Замерз, малыш? Не бойся, теперь у тебя все будет хорошо!» - она закутала котенка в мягкий шарф и прижала к сердцу, как самую ценную ношу. Малыш понял, что теперь у него будет дом, и довольно мурчал в знак благодарности.
Женщина подняла глаза и посмотрела в небо: « Спасибо!» - прошептала она сквозь слезы.

- Вот и славно! - улыбнулся Снежок. - И хозяйка под присмотром, и малыш устроен!

- Теперь мы можем лететь? - с надеждой спросил ангелок. - Я проголодался уже...

- Да, теперь можем лететь. Я периодически буду навещать их...- сказал Снежок.

- Ты прав! За этими людьми нужен глаз да глаз! - серьезно произнес ангелок.


© Милана Лебедьева

Источник: http://www.yaplakal.com/forum7/topic1871393.html
ленин жид и пидарас

История, которая ИХ объединяет в ИХ государстве

Оригинал взят у sergii_u в История, которая ИХ объединяет в ИХ государстве
5 сентября 1918 года большевики объявляют красный террор. В этот день был опубликован декрет Совета народных комиссаров:
«Необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам»

5 сентября 2017 года.
... в г. Кирове состоялась церемония открытия памятника советскому политическому деятелю Феликсу Дзержинскому.
http://kirovreg.ru/news/detail.php?ID=82596
Там же:
Напомним, Феликс Дзержинский является основателем отечественных органов государственной безопасности и внёс значительный вклад в становление государства. Он занимался вопросами внутренней политики и защиты детей, развитием промышленности и железнодорожного сообщения, а также стоял у истоков создания спортивного общества «Динамо», целью которого была популяризация физической культуры и спорта среди населения.
"Это наша история, которая нас всех объединяет", - подчеркнул, выступая на церемонии, Сергей Мочалов/местный главчекист/

chumnoy_doctor

100 лет геноцида русского народа

Оригинал взят у nktv1tl в 100 лет геноцида русского народа
Оригинал взят у skif_tag в Советская Россия начала 20-х
Фотографии, сделанные иностранными корреспондентами в Советской России в период 1921-1923


Некогда богатая и изобильная страна в результате развязанной большевиками гражданской войны, была ввергнута в нищету, бесправие и хаос. (А. Аверченко)


Беспризорники

rusindark005-40
Collapse )

chumnoy_doctor

Ел ли Сталин детей на завтрак?

Оригинал взят у sergeytsvetkov в Ел ли Сталин детей на завтрак?
Маленький пример насчет того, что главное преступление Сталина против народа - все-таки не 1937 г., а коллективизация.

С февраля 1930 г. по 1 декабря 1930 г. в Севкрае, под данным ОГПУ, из 126 095 человек (выселенных "кулаков", т.е. простых русских крестьян) умерло 21 213. Что составило 16,8% от общего количества выселенных.

Фактически, менее чем за год в Севкрае из группы депортированных в более чем 120 тыс. человек погиб каждый пятый.

В основном, дети младших возрастов.

Под графой "умерло" в докладной записке идет графа "отправлено на родину детей"- 35 400. Именно об этом "возвращении" и повествует документ, представленный ниже см. ссылку)
http://corporatelie.livejournal.com/172429.html
Collapse )

chumnoy_doctor

Дети эмиграции. Воспоминания

Оригинал взят у russkoeleto в Дети эмиграции. Воспоминания
12 декабря 1923 года в самой большой русской эмигрантской средней школе — в русской гимназии в Моравской Тшебове в Чехословакии — по инициативе бывшего директора этой гимназии А.П. Петрова совершенно неожиданно и для учащихся, и для педагогического персонала были отменены два смежных урока и учащимся было предложено: не стесняясь формой, размером и т.д. и без получения ими каких-либо указаний, написать сочинение на тему: “Мои воспоминания с 1917 года по день поступления в гимназию”. Авторы воспоминаний - дети, юноши и девушки в возрасте от 8 до 24 лет.
Фрагменты некоторых сочинений:
“Я рвался на фронт отомстить за поруганную Россию. Два раза убегал, но меня ловили и привозили обратно. Как я был рад и счастлив, когда мать благословила меня”.
“Папа и мама просили его остаться, так как он был еще мальчиком. Но ничто не могло остановить его. О, как я завидовала ему... Настал день отъезда. Брат радостный, веселый, как никогда, что он идет защищать свою родину, прощался с нами. Никогда не забуду это ясное, правдивое лицо, такое мужественное и красивое... Я видела его в последний раз”.
“Когда нас привезли в крепость и поставили в ряд для присяги большевикам, подошедши ко мне, матрос спросил, сколько мне лет? Я сказал: “девять”, на что он выругался по-матросски и ударил меня своим кулаком в лицо; что потом было, я не помню, т.к. после удара я лишился чувств. Очнулся я тогда, когда юнкера выходили из ворот. Я растерялся и хотел заплакать. На том месте, где стояли юнкера, лежали убитые и какой-то рабочий стаскивал сапоги. Я без оглядки бросился бежать к воротам, где меня еще в спину ударили прикладом”.
“По канавам вылавливали посиневшие и распухшие маленькие трупы (кадет)”.
“Нас “товарищи” называли “змеенышами контрреволюции”, как обидно было слышать такое прозвище!”
“Сделали обыск и взяли маму в тюрьму, но после 3-х недель отвезли маму в Екатеринодар, я подошел попрощаться, а красноармеец ударил меня по лицу прикладом — я и не успел”.
“Большевики все больше и больше забирали русскую землю”.
“Я понял, что при большевиках, как они себя называли, нам, русским, хорошо не будет”.
“Свет от пожара освещал церковь... на колокольне качались повешенные; их черные силуэты бросали страшную тень на стены церкви”.
“Одна (сестра милосердия) был убита, и тот палец, на котором было кольцо, отрезан”.
“Офицеры бросались из третьего этажа, но не убивались, а что-нибудь себе сламывали, а большевики прибивали их штыками”.
Пришел знакомый и стал рассказывать о том, как “Пришли большевики к нему в дом и убили жену и двух детей; вернувшись со службы, он пришел домой и увидел, что весь пол был в крови и около окна лежали трупы дорогих ему людей. Когда он говорил, он постоянно закрывал глаза; его губы тряслись, и, крикнув, вскочил с дивана и, как сумасшедший, вылетел во двор, что было дальше, я не видела”.
“Матросы озверели и мучили ужасно последних офицеров. Я сам был свидетелем одного расстрела: привели трех офицеров, по всей вероятности мичманов; одного из них убили наповал, другому какой-то матрос выстрелил в лицо, и этот остался без глаза и умолял добить, но матрос только смеялся и бил прикладом в живот, изредка коля в живот. Третьему распороли живот и мучили, пока он не умер”.
“Несколько большевиков избивали офицера, чем попало: один бил его штыком, другой ружьем, третий поленом, наконец, офицер упал на землю в изнеможении, и они... разъярившись, как звери при виде крови, начали его топтать ногами”.
“Вот женщина с воплем отчаяния силится сесть в тронувшийся поезд, с диким смехом оттолкнул ее солдат, с красной звездой дьявола, и она покатилась под колеса поезда... Ахнула толпа”.
“Расстрелы у нас были в неделю три раза: в четверг, субботу и воскресенье, и утром, когда мы шли на базар продавать вещи, видели огромную полосу крови на мостовой, которую лизали собаки”.
“Вечер. Тишина нарушалась выстрелами и воем голодных псов. Пришла старая няня и рассказывает вот что: (она была в числе заключенных и чудом выбралась оттуда) заключенные, избитые, раздетые, стояли у стен, лица их выражали ужас, другие с мольбой смотрели на мучителей, и были такие, чьи глаза презрительно смотрели на негодяев, встречали смерть, погибая за родину. Начались пытки. Стоны огласили... своды гаража, и няня упала; ее потом вынесли вместе с трупами”.
“Мама начала просить, чтоб и нас взяли вместе с ней; она уже предчувствовала и не могла говорить от волнения. В чрезвычайке маму долго расспрашивали, чья она жена. Когда мы вошли в комнату, нашим глазам представилась ужасная картина... Нечеловеческие крики раздавались вокруг, на полу лежали полуживые с вывороченными руками и ногами. Никогда не забуду, как какая-то старуха старалась вправить выломанную ногу... Я просто закрыла глаза на несколько минут. Мама была ужасно бледна и не могла говорить”.
“На другой день, когда они опять ворвались к нам, увидели моего дядю в погонах и офицерской форме, хотели сорвать погоны, но он сам спокойно их снял, вынул револьвер и застрелился, не позволив до себя дотронуться”.
“На этот раз были арестованы и папа и мама, я пошла к маме в тюрьму. Я с няней стояла около тюрьмы несколько часов. Наконец настала наша очередь, мама была за решеткой. Я не узнала маму: она совсем поседела и превратилась в старуху. Она бросилась ко мне и старалась обнять. Но решетка мешала, она старалась сломать ее; около нас стояли большевики и хохотали.
“Большевики совсем собрались уходить и перед отходом изрубили все вещи и поранили брата. Потом один из них хотел повесить маму, но другие сказали, что не стоит, так как уже все у них отобрали и все равно помрем с голоду”.
“Они потребовали мать и старших сестер на допрос. Что с ними делали, как допрашивали, я не знаю, это от меня и моих младших сестер скрывали. Я знаю одно — скоро после этого моя мать слегла и вскоре умерла”.
“Я своими глазами видела, как схватили дядю и на наших глазах начали его расстреливать, — я не могу описать всего, что мы переживали”.
“Я очень испугался, когда пришли большевики, начали грабить и взяли моего дедушку, привязали его к столбу и начали мучить, ногти вынимать, пальцы рвать, руки выдергивать, ноги выдергивать, брови рвать, глаза колоть, и мне было очень жаль, очень, я не мог смотреть”.
“Стали обыскивать, отца стащили с кровати, стали его ругать, оскорблять, стали забирать себе кресты... отец сказал: я грабителям не даю и ворам тоже не даю. Один красноармеец выхватил наган и смертельно его ранил. Мать прибежала из кухни и накинулась на них. Они ударили ее шашкой и убили наповал. Моя маленькая сестра вскочила и побежала к нам навстречу. Мы пустились бежать в дом. Прибегаем... все раскидано, а их уж нет. Похоронили мы их со слезами, и стали думать, как нам жить”.
“Явился к нам комиссар, который нам предлагал конфет и угрожал только, чтоб мы ему сказали, где наш отец, но мы хорошо знали, что они его хотят убить, и молчали”.
"В 12 часов ночи за нами пришли красноармейцы, с которыми была одна женщина. Построив нас по росту, они отвели в подвал, темный, сырой, с каким-то неприятным запахом. Раздев нас догола, среди нас были и женщины, они отобрали несколько офицеров и поставили к стенке. Прогремели выстрелы, раздались стоны. После первых жертв женщина комиссар отобрала женщин и передала красноармейцам для потехи у нас же на глазах. Я находился в каком-то оцепенении... Ко мне подошла чекистка и сказала: “Какой ты красивый мальчик. Знаешь что! Идем со мной на ночь и ты будешь счастлив. Ты многое узнаешь и станешь моим товарищем”. Не слыша моего ответа, она грубо засмеялась и потащила меня в смежную комнату. Не помня себя, я закричал и заплакал. Она оттолкнула меня и сказала: “Уведите назад этого паршивца, я сегодня не в настроении”. Очутившись в камере, я потерял сознание. Очнулся уже дома, на своей кровати с перевязанной головой. Папа выздоровел и сменил меня. Я уже больше трех недель лежал в горячке. (Приближалась Добровольческая армия.) Придя домой, я застал... сестру в слезах. Ничего не говоря, сестра указала на газету. Я взял и опустились руки. Там было написано, что сегодня ночью отец и другие будут расстреляны, как бывшие офицеры-черносотенцы. Мы не знали, что делать. Решили пойти отслужить молебен Преподобному Даниилу, святому отца”
“Нас несколько раз водили на расстрел. Ставили к стенке и наставляли револьверы”.
“Красноармейцы арестовали меня и брата и привели в чрезвычайку. Нас выпустили избитыми и в крови. Когда мы вышли, публика обратила на нас внимание. Заметивши это, большевики выскочили из чрезвычайки и открыли по нас стрельбу”.
“Во время обыска они кололи меня штыками, заставляя меня сказать, что где спрятано... издевались над моей матерью, бабушкой и сестрой”.
“С тех пор я ненавижу большевиков и буду мстить им за смерть отца, когда вырасту большой”.
“Коммунисты всячески издевались над моими родителями, и когда я об этом узнал, то решил мстить им до последнего”.
“Я по примеру своих товарищей поступил в армию. Я горел желанием отомстить большевикам за поруганную родину”.
“Здесь приходилось неоднократно ловить комиссаров... я мстил им как мог”.
“Я почувствовал, что в сердце у меня выросла большая немая боль, которую нельзя ни передать словами, ни описать. Вместе с гибелью семейного очага, я увидел разбитым и мой духовный мир. Я упрекал себя, что я перестал любить людей”.
Это свидетельства детей.
И как заключительный аккорд: у всех в разных выражениях часто повторяется одна и та же мысль, наиболее ярко схваченная четырнадцатилетним мальчиком:
«Господи, спаси и сохрани Россию. Не дай погибнуть народу Твоему православному!»

http://legitimist.ru/sight/history/2015/deti-emigraczii.-vospominaniya.html

http://allrefrs.ru/3-40641.html

терроризм

ИГИЛюгенд

Оригинал взят у el_murid в ИГИЛюгенд
Медиастудия ИГИЛ "Ракка" сегодня выложила очень качественный фильм о подготовке "Львят Халифата". Качественно снятый с нескольких десятков камер, с сюжетными линиями, разноплановый. Естественно, ролик зачищается отовсюду, хотя откровенно говоря, мне непонятна такая политика страуса - можно подумать, что явление от этого так же само собой исчезнет.

Фильм показывает подготовку не просто детей, а очень маленьких детей возраста в 6-10 лет. Подготовка по полной программе - военная практическая и теоретическая подготовка, физическая подготовка, ночные занятия, идеологическая накачка, детей приучают к виду казней и крови.

Снимок экрана 2016-12-30 в 2.16.36
Collapse )

chumnoy_doctor

Декрет против "аннексий великороссов" ( или "о мире")

Оригинал взят у harmfulgrumpy в Декрет о мире

Оригинал взят у oboguev в post
Originally posted by chukcheev at post

Один из самых известных документов, принятых Советской властью, «Декрет о мире», был часто поминаем, но не слишком охотно печатаем. Его полный текст не то чтобы скрывали, но, скажем так, не выпячивали: да, был такой декрет, принятый Вторым съездом Советов – сразу после взятия Зимнего дворца, содержание понятно уже из названия, подробности излишни. А между тем подробности эти – весьма любопытны.
Самый смак декрета не в предложении всеобщего и немедленного мира «без аннексий и контрибуций», когда значительные территории входящих в Антанту стран были оккупированы войсками Центральных держав, и потому предполагалось, очевидно, что Центральные державы тут же и безоговорочно отдадут завоёванное в течение трёх последних лет и отступят в собственные пределы – повинуясь горячему призыву из Петрограда…
Collapse )