Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

odal

Всё ыысь

Данный дневник является личным и частным дневником и содержит личные и частные мнения автора этого дневника. Дневник не имеет лицензии Министерства РФ по делам печати,телерадиовещания и средств массовых коммуникаций и никоим образом не является средством массовой информации, а потому автор этого дневника не обязуется предоставлять кому бы то ни было правдивую, непредвзятую и даже осмысленную информацию, равно как не обязуется публиковать в нём тексты высокой художественной и нравственной ценности, равно как не публиковать в нём тексты, призывающие к насилию, межнациональной розни и оскорбляющие личное достоинство отдельных граждан.

Сведения, содержащиеся в этом дневнике не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы при разбирательствах в гражданских, военных или арбитражных судах, равно как вообще нигде, для доказательства или опровержения чего бы то ни было.



Да, и ещё: красным говнюкам, последышам предателей России и врагов русского народа, продавшихся интернациональной чумазой большевицкой нечисти за миску объедков, здесь не рады:

Так что перед входом тщательно вытирайте ноги - будьте элементарно культурными людьми.
chumnoy_doctor

Просвирнин в фб:



Русский национализм, проделав большую внутреннюю работу, избавился от фанатов Гитлера, вынеся их за пределы обсуждаемого. Если сегодня к русским националистам подходит гитлеровец и что-то начинает там кричать про хайль, ему вежливо отвечают:

- Товарищ майор, Лубянка в другой стороне.

Теперь аналогичная задача предстоит россиянскому социализму, который пока так и не смог избавиться от «хайль Сталин» (хотя для борьбы за социальную справедливость совершенно не требуется кадить усатому убийце русского народа). Причем социалисты настолько отстали от русских, что у них пока еще даже не сформулирован сам внутренний запрос на борьбу со сталинизмом. Можно сказать, что Русская Весна, похоронившая гитлеризм, точно так же убедила сталинистов в их правоте, вдохнула новые силы в их чахлые груди.

Что русскому хорошо, то советскому смерть.

Поэтому я просто хотел бы зафиксировать для истории, для вас, русские люди из 2100-го года: в том, что постпутинская Россия оказалась ультраправым государством (как минимум в социально-экономическом смысле), виноваты вот эти вот прилепины, залупины, гоблины и прочий лубянский мясотряс, так и не сумевший хотя бы в своих угловатых головенках отделить «платить пенсию бабушке» от «сажать русских миллионами».

Слава русским националистам, проделавшим большую внутреннюю работу и навсегда извергнувшим из себя яд германского нацизма. Позор бездельникам и тунеядцам гоблиным и прилепиным, продолжающим сидеть на сталинском кукане.

От себя: при всём уважении, Егор слишком молод, чтоб помнить, как всё начиналось. А у нас все ходы записаны: покойные товарищи Д.Васильев и А.Баркашов были не подловленными на мальчишеской попке агентами, а кадровыми офицерами. А мальчишеская попка была у них даже не "для прикрытия", а просто если хочется и можно, и ничего тебе за это не будет, - почему бы и нет? Вот, уже тоже покойный, к счастью, кадровый офицер В.Анпилов мальчиков не любил - и его окружение состояло из безумных неопрятных старух... Так что и "кинуть зигу", и "замочить таджика" это всё по части т-ща майора.
bbbbbb

Елена Чудинова. ПЛЯСКА КРАСНОЙ СМЕРТИ



(угрожающие процессы в информационном пространстве в тенденциях и примерах)

Оптимисты уверяют, что нынешняя активность красной пропаганды в достаточной мере безобидна: то ли дурью маются отдельные люди (а всяк же вправе на «свое мнение»), то ли «это правительство отвлекает народ от насущных проблем».

Ах, всерьёз ли вы, дорогие мои, верите, что такие прожженные делованы, как Прилепин, Леонтьев с Прохановым и Шевченком пойдут ломать какие-либо копья бескорыстно, просто по причине «они так видят»? Да вы шутники.

Collapse )

Елена Чудинова

для Русской Стратегии

http://rys-strategia.ru/
ленин жид и пидарас

Заполошное кукареканье краснопёрой петушни:

"Я кровь от крови Ленина и буду его защищать". В Екатеринбурге суд разрешил сравнивать основателя СССР с предводителем Третьего рейха – чем это чревато?

"Суд разрешил екатеринбургскому священнику называть Ленина Гитлером", – с такими заголовками вышли СМИ в Екатеринбурге, приютившем "Ельцин-центр", где мэр Ройзман продолжает бороться с советскими названиями улиц. Напомним, протоиерей Евгений Попиченко в эфире телеканала "Союз", высказываясь за десоветизацию улиц, сказал, что Ленин и Гитлер – это "по сути, одно и то же":



"А чего бы нам не назвать улицу, например, в честь Шамиля Басаева или в честь Геббельса, или в честь Геринга? Это же, по сути, одно и то же – Ленин и Гитлер: их существо, их ненависть к человечеству, к людям, их "труды", которые они понесли, причинив столько страданий, горя, крови… Они, как две стороны одной монеты. Просто мы как-то привыкли, нам какая-то инерция, навык мешают подумать. А почему нет? Тоже, наверное, есть люди, для которых Шамиль Басаев национальный герой, и, наверное, они готовы его именем что-то прославить".

Эти слова глубоко задели ветерана Вооруженных сил Николая Рябчевского. Председатель правления Союза общественных организаций ветеранов военной службы "Защитники Отечества" подал иск в суд, пытаясь встать на защиту Ленина. Он сам представлял себя в суде на основании того, что в статье 152 ГК РФ указано, что по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти.

"Но мне защитник ответчика, юрист и по совместительству священнослужитель Синода, сказал, что я не уполномочен защищать Ленина. Как не уполномочен? Я заинтересованное лицо, я вырос благодаря Ленину, у меня медаль с профилем Ленина", – рассказал в интервью Накануне.RU истец.



[ознакомиться с кукареканьем] Вопрос: Николай Петрович, расскажите, с чего все началось? Почему Вы решили подать в суд?

Николай Рябчевский: Эта история началась в январе, когда я пришел в управление нашей общественной организации, и мне коллеги показали статью в "Православной газете" – сказанные слова задевали и больно ранили душу каждого нормального человека. Автор писал, что Ленин и Гитлер – это одно и то же, две стороны одной монеты, кровопийцы и так далее. Резкие высказывания о Ленине мы слышим не впервые, но чтобы так публично, причем еще и в эфире телевидения [в газете приведена печатная версия интервью на телеканале "Союз"] звучали такие оскорбительные выпады…

Вопрос: С чем связаны такие выпады, на Ваш взгляд?

Николай Рябчевский: Они связаны с прославлением и поддержанием линии отдельных наших руководителей на десоветизацию, а это чрезвычайно опасно, потому что есть еще поколение детей войны и послевоенное поколение, не на мифах выросшее, как это утверждает так называемый батюшка, а на реальности, которая нас окружала. На реальности, которую создал Ленин. И потому нас до глубины души обидело это сравнение.

Вопрос: Что Вы тогда предприняли?

Николай Рябчевский: Мы подготовили обращение, оно опубликовано в газете "Пенсионер" 2 февраля этого года, когда начались попытки переименовать область и совместить "приятное с полезным" – выборы президента с референдумом по переименованию. Мы собрали подписи тринадцати военных и других общественных организаций с предложением приостановить десоветизацию на территории всего бывшего СССР на период дожития нашего поколения. Одновременно я подал в суд из-за этого сравнения, потому что и дураку ясно, что это две разных исторических личности. Один, которого пытаются принизить, его-то даже защищать особо не надо, потому что он будет вечен, как говорил Уго Чавес – чтобы похоронить Ленина, не хватит всей земли. И никакие "Попиченко" неспособны бросить тень на него, какие бы кляузы ни писали, правда всегда победит, в этом нет сомнений. Но надо отстаивать справедливость, в суде я и сказал Попиченко – не Ленин одевал в шинели крестьян и рабочих, создавая 13-миллионную армию, которая с оружием в руках пошла потом на монархию. И не Ленин 2 марта в 2 часа 30 минут принудил императора подписать отречение от престола.

Попиченко после суда перед журналистами стал выступать, говорить про меня, что я просто "пожилой человек, выросший на советских мифах, который не знает историю", – я же ему рассказал как человеку, который, я надеюсь, окончил хоть какой-то институт, а только потом стал попом, как отрекался Николай, даже время называл – это что, миф? Я называю исторические факты, ничего не придумываю, это исторические документы, а он про меня говорит "он не знает историю". Мол, "простим его, он человек в возрасте".

Вопрос: Но Вы высказали свою точку зрения?

Николай Рябчевский: Я им сказал, что надо бороться не с памятниками, а бороться с бедностью, которая порождается существующим положением вещей. А эти ребята, которые носят сегодня обличие духовенства, должны заниматься своим делом, библией, думать о душе, а не о публичности. Вера – это деликатная тема. У нас, во-первых, церковь отделена от государства. Да, Попиченко является гражданином нашего государства и имеет право на свободу слова, но не надо забываться, в каком обличии ты находишься, когда говоришь с людьми. Тебя поверяют в самые глубокие сокровенные тайны, ты должен говорить о другом мире, о том, что не следует жить одним днем, забывать про свое "я хочу сегодня, я хочу сейчас". Надо набраться терпения, уважать людей и страну, в которой ты живешь, а не сеять вражду, не порождать ненависть.

Вопрос: Разве дело в одном Попиченко, ведь эта мысль, так или иначе, проповедуется сегодня, как общепризнанная практически, в определенных кругах?

Николай Рябчевский: История – строгая дама, она наказывает за невыученные уроки. Я же не говорил, сколько крови в прошлом было и за православной церковью. Например, 1650-1660 годы, когда Никон создавал существующую РПЦ, было жестокое преследование старообрядцев, тоже верующих людей. Меня очень поразил тот факт, что месяц-полтора тому назад, до выборов, Владимир Путин лично встречался со старообрядческим митрополитом Корнилием. Покровители Попиченко, которые, я так понимаю, находятся в Российском институте стратегических исследований (РИСИ), в дворянском обществе "Двуглавый орел", которые возглавляет генерал-лейтенант Решентиков – они сводят счеты, приписывая Ленину особую жестокость. Но это была революция, Гражданская война, и Ленин был вынужден, ему хватило ума, таланта спасти расколотую Россию, собрать ее и победить за четыре года – разбить армии белогвардейских генералов и военных интервентов 14 государств. Такие вещи "в белых перчатках" не делаются. Это было неизбежно, но не мы это начали. Первыми начали другие силы, развязавшие Гражданскую войну. Большевики оказались более прозорливыми и сумели сохранить Россию, в которой мы сегодня живем.

Вопрос: А теперь его сравнивают с Гитлером?

Николай Рябчевский: Гитлер, помимо всего прочего, выступал за то, что одна раса людей лучше других – низших. А Ленин проповедовал именно то, что все люди равны, должно быть братство и уважение человека труда. Причем, он понимал, что это реализуется не в одночасье. Он мечтал создать государство всеобщего благоденствия, именно под влиянием Ленина развалилась вся колониальная английская система, и капиталисты были вынуждены создавать формы потребления и накопления, которые обеспечивают сегодня высокую социальную защищенность народа. Европейцы должны сказать спасибо за это Марксу и Ленину, что они так защищены в социальном плане.

Вопрос: РПЦ защищает Николая II, а когда дело касается Ленина – суды готовы закрывать глаза на сравнение с Гитлером?

Николай Рябчевский: Да, этот поп просто провокатор, новый "Гапон 21 века". Тот спровоцировал людей на смерть, а эти одевают царя в мундир святого. Это очередной политический трюк.

Вопрос: Так или иначе, суд в Екатеринбурге встал на сторону протоиерея, как Вы это восприняли, что будете делать дальше?

Николай Рябчевский: Для начала я подам апелляцию в областной суд, хотя я понимаю, что бороться с ветряными мельницами – дело хлопотливое, но, тем не менее, делать что-то нужно. После высказываний Попиченко в мой адрес была спровоцирована волна ненависти, травли, ко мне на сайт поступают обращения людей, которые вспомнили, что их прадеды носили другие мундиры и лишились собственности, потеряли капитал и положение в обществе, потеряли привилегии – они мне угрожают. "Краснопузые, мы вас недорезали, мой прадед рубил вас шашками в Ледовом походе, и я буду", – подобные сообщения приходят мне постоянно. То есть в обществе возбуждается ненависть. Ведь и у меня после чтения вышеупомянутой статьи Попиченко в газете сформировалось неуважение ко всей православной церкви, потому что она лезет туда, куда ей не положено.

Вопрос: Из-за чего это происходит, на Ваш взгляд – этот раскол в обществе?

Николай Рябчевский: Из-за отсутствия единой идеологии в стране, что закреплено 13 статьей Конституции. РПЦ просто заполнила отсутствующую нишу государственной идеологии. Проповедуйте свою веру, никто не запрещает, – в тишине ваших храмов, а не в публичной, политической сфере, вытаскивая на свет обиды из-за лишения капиталов, земель и положения в обществе. Высказывания, что я "недорезанный большевик", заставляют меня сделать попытку обратиться к прокурору области, нужно дать оценку развернувшейся травле. Я понимаю, что это месть за то, что когда-то был ликвидирован класс эксплуататоров, за то, что упразднили сословия – и дворянское, и духовенство.

Вопрос: Одно дело – проповедовать вечные ценности, веру, и другое – сравнивать бывшего руководителя страны с Гитлером. Вас именно этот момент заставил обратиться в суд?

Николай Рябчевский: Да, потому что это как небо и земля – несравнимо. Я – дитя, кровь от крови Ленина, понимаете? Потому я вынужден защищать его. В статье 152 указано, что по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти. Но мне на суде защитник ответчика, юрист и по совместительству священнослужитель Синода, сказал, что я не уполномочен защищать Ленина. Как не уполномочен? Я заинтересованное лицо, я вырос благодаря Ленину, у меня медаль с профилем Ленина. Хотя суд принял сторону церкви, я благодарен судье вообще просто за то, что она взялась за это дело. Но решение, я думаю, не ее личное.

Надо иметь мужество, чтобы поддержать мой иск. В условиях, когда наши власти ходят в обнимку с руководителями РПЦ, – и в городе, и в целом в масштабе страны – это нужное дело. Это очень важно. Сегодня, когда царствует вседозволенность, никто за свои слова не отвечает. И это мой первый шаг, впервые российский суд мог наказать за клевету, которая была высказана священнослужителем. Но, увы, первый блин комом.

Вопрос: Одно дело, когда так говорят в церкви, а совсем другое – что суд оправдывает такие высказывания, как "Ленин и Гитлер – суть одна". Это другой уровень. Чем это грозит и сколь опасный прецедент создает?

Николай Рябчевский: Грозит расколом. Это решение не отражает микроклимат в обществе, оно лишь раскалывает его. Например, ребята в мою поддержку организовали маленький пикет, а нас назвали "старыми коммунистами" с акцентом, что именно "престарелые". Им противно, что есть люди, которые поддерживают ветерана. Такое решение суда только углубляет раскол, а нам нужно, чтобы Россия двигалась дальше, нам нужно единение, сплоченность.

Вопрос: Что Вы предлагаете?

Николай Рябчевский: Надо объявить мораторий на десоветизацию, а другие вопросы решать в узком кругу на своих кафедрах или в тишине судебных кабинетов. РПЦ и сами начинали свой путь с раскола и убитых священников и их последователей, старообрядцев – разве это не "ненависть к людям", к братьям по вере даже, разве "труды" Никона не причинили страдания людям, горя, крови? И как они могут после этого называть меня "престарелым человеком, не знающим историю?" Я окончил две академии и в каждой изучал историю.

Вопрос: А какая позиция у Попиченко – что "кровь лить" придумал Ленин?

Николай Рябчевский: Никто не отрицает, что было много крови и многие погибли, но я повторяю, как в детском садике, потому, что не знаю, на каком уровне говорить с этими людьми, – не мы первые начали. "Красный террор" ввели в ответ на белый террор, после того, как убили Урицкого в Петрограде, когда Каплан совершила террористический акт против Ленина – и после этого создали ВЧК. Это была ответная мера, и она себя оправдала. Если бы не эти меры, то мы бы Великую Отечественную войну не выиграли.

Вопрос: А теперь тех, кто сражался с фашизмом, приравнивают к самим нацистам? Ведь все они в большинстве своем были последователями идей Ленина?

Николай Рябчевский: Да, и сравнение это оскорбительно. Потому что меня лично, трехмесячного ребенка, фашисты намеревались расстрелять на льду. Согнали людей со всего села зимой 1942 года на застывшее озеро, поставили пулеметы. И старшая сестра до самой смерти все время плакала, когда мне напоминала – они с мамой и средней сестрой пытались меня поднять повыше, чтобы в них стреляли и меня первым убило, иначе на льду, оставшись в живых, я буду долго замерзать, тогда смерть будет слишком мучительной для младенца. А у гитлеровских солдат на пряжке было написано "С нами бог".

Вопрос: Как же Вы спаслись?

Николай Рябчевский: А на соседнее село партизаны напали. Фашисты уже поставили пулеметы на льду нашего озера, сожгли пол-деревни и наш дом. Я детство провел в погребе. Это было на Брянщине, в глухом-глухом краю. И если бы не Ленин, я бы никакого образования не получил, потому что я был из тех крестьян, у которых за душой ничего нет. А теперь мне говорят, что я не могу защищать Ленина, хотя я выжил, вырос и состоялся благодаря системе, которую создал он.


bogomilos: Не только Рябчевскому, который "выжил, вырос и состоялся благодаря системе, которую создал" на русских крови и костях предатель России и враг русского народа "ленин", но и КАЖДОМУ краснопёрому петушку следует хорошенько запомнить:

НАВСЕГДА.
odal

Правда о Ленских расстрелах в 1912 и 1938 годах

Оригинал взят у tverdyi_znak в Правда о Ленских расстрелах в 1912 и 1938 годах


105 лет назад на Ленских золотых приисках разразился рейдерский конфликт, перешедший в трудовой спор. Из-за вмешательства политиков он перерос в лобовое столкновение бастующих с властями. И затем стал инструментом борьбы против российской государственности. А замешаны были золото Гинцбургов и большевики, которые позже сами устроили второй Ленский расстрел, оставшийся неизвестным...

Collapse )


chumnoy_doctor

Заговор против русских

Оригинал взят у arguendi в Заговор против русских
Это Константин Косачев, довольно заметный государственный деятель Российской Федерации.



Я несколько дней назад про него писал:

Вчера вечером в политическом ток-шоу на "России1" Константин Косачев, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам, полемизируя с украинцем Вадимом Карасевым (обсуждался украинский закон о языке), торжественно продекламировал, что главное, чтобы в России не пришли к власти русские националисты, а то будет очень-очень плохо (как на Украине или в Грузии). А в качестве примера правильной национальной политики он привел республику Марий-Эл, где недавно назначенный губернатор приносил присягу на двух языках. Причем сначала - на местном.

У меня сразу несколько вопросов: а кому и зачем нужен марийский язык? Я не ёрничаю, я, правда, хочу искренне понять, кому и зачем в XXI веке нужен марийский язык? В чем его польза для тех же марийцев? Зачем им его надо изучать и зачем русскому губернатору приносить на нем присягу? Как думаете, если государство откажется от всех мер по поддержке марийского языка, долго он еще протянет? И если не долго, то зачем нам поддерживать за русские деньги то нерусское, что уже само по себе умирает?


Collapse )


ленин жид и пидарас

Последняя улыбка Ильича...

Оригинал взят у alexsrb в Последняя улыбка Ильича...
Разверзлись с треском небеса,
И с визгом ринулись оттуда,
Срубая головы церквам
И славя нового царя,
Новоявленные иуды.
Тебя связали кумачом
И опустили на колени,
Сверкнул топор над палачом,
А приговор тебе прочел
Кровавый царь, великий... гений.

из песни Игоря Талькова (1956–1991)

«С Тальковым, – вспоминает киевский скульптор Игорь Романовский, – мы познакомились после одного из его киевских концертов.  …Мы долго общались. Тальков заказал мне портрет-маску Ленина, как можно ужаснее. Я тут же назвал ее “Последняя улыбка Ильича”: пол-лица человека, а половина – скелета. И все это – на красно-кровавом фоне.
По приезде в Киев я взялся за работу. И тут началась мистика... Ночью мне приснился Ленин. Он пролетал надо мной – высокий, в серой шинели, эдакий хиппи с длинными седыми волосами – и... грозил мне пальцем.
Наутро я заболел: воспалились оба уха, поднялась температура. А главное – о ужас! – за ночь гипс покрылся плесенью и пятнами.




Collapse )

chumnoy_doctor

God Save the Quinn

Оригинал взят у bohemicus в God Save the Quinn
    В романе-интервью "Ночь будет спокойной" Ромен Гари мимоходом заметил: "Всякий стопроцентный реализм является фашистским и нацистским". Потрясающая фраза. Казалось бы, давно пора привыкнуть к обычаю левых называть фашизмом всё, что им не нравится. После того, как Дьёрдь Лукач спросил: "Кто освободит нас от ярма западной цивилизации?", а Сьюзен Зонтаг провозгласила: "Белая раса - раковая опухоль на теле человечества", вроде бы вообще ничто уже не должно удивлять. Но обнаружив, что самый популярный французский писатель ХХ века однажды между делом объявил фашизмом и нацизмом реализм, я понимаю, что мне ещё многое предстоит узнать. И о жизни, и о французской литературе, и о левом мышлении. Политическая правизна действительно более-менее автоматически проистекает из реализма, говорю это как реалист. Но из чего рождается левизна? Из романтизма? Из утопизма? Из неприятия реальности как таковой?

Collapse )

chumnoy_doctor

Ленские расстрелы 1912 и 1938 - Первый раскрученный коммунистами и Второй ими скрытый.

Оригинал взят у harmfulgrumpy в Ленские расстрелы 1912 и 1938 - Первый раскрученный коммунистами и Второй ими скрытый.

«Ленский расстрел»: бодалась правда с политикой

Сто лет назад на Ленских золотых приисках разразился острейший трудовой конфликт. Из-за вмешательства политиков он перерос в лобовое столкновение бастующих с властями. А затем стал инструментом борьбы против российской государственности.
Золото Гинцбургов
Collapse )

Ленский золотоносный район пережил трагедию двух массовых расстрелов в 1912 и 1938 годах. И если о первом ленском расстреле 4 апреля 1912 года известно очень многое, то о втором - 1938 года неизвестно ничего. Больше пятидесяти лет все материалы о массовых растрелах 1938 года были засекречены в архивах КГБ и общество было лишено наследия, доставшегося от репрессивного прошлого. Вступим же в права наследников и сопоставим первый и второй ленский растрелы, опираясь на ключевые документы, позволяющие наглядно сравнить произошедшие события.


В 1937 году, всего через 10 лет, после второго послания Сталина, в соответствии с его теорией об обострении классовой борьбы по мере продвижения страны к коммунизму, рабочие на берегах Витима превратились во врагов.

ВТОРОЙ ЛЕНСКИЙ РАССТРЕЛ 1938 ГОДА.

К концу 1937 года Сибирь явно отставала от центра по масштабам ликвидации "врагов народа". Преодоление отставания началось с прибытием из центра Кульвеца Бориса Петровича, о котором уже много писали газеты, когда были обнаружены захоронения жертв репрессий в подвалах бывшей Киренской тюрьмы в 1993 году. По прибытии в Иркутск, эмиссар НКВД, был сразу командирован в Бодайбо. Материалы архивного дела содержат рапорта эмиссара иркутскому начальству, ответы начальства, показания подсудимого Кульвеца в последствии арестованного и находившегося под cледствием в 1940-1941 годах. Эти материалы позволяют составить представление о том, как был организован террор.

Collapse )


chumnoy_doctor

Дети эмиграции. Воспоминания

Оригинал взят у russkoeleto в Дети эмиграции. Воспоминания
12 декабря 1923 года в самой большой русской эмигрантской средней школе — в русской гимназии в Моравской Тшебове в Чехословакии — по инициативе бывшего директора этой гимназии А.П. Петрова совершенно неожиданно и для учащихся, и для педагогического персонала были отменены два смежных урока и учащимся было предложено: не стесняясь формой, размером и т.д. и без получения ими каких-либо указаний, написать сочинение на тему: “Мои воспоминания с 1917 года по день поступления в гимназию”. Авторы воспоминаний - дети, юноши и девушки в возрасте от 8 до 24 лет.
Фрагменты некоторых сочинений:
“Я рвался на фронт отомстить за поруганную Россию. Два раза убегал, но меня ловили и привозили обратно. Как я был рад и счастлив, когда мать благословила меня”.
“Папа и мама просили его остаться, так как он был еще мальчиком. Но ничто не могло остановить его. О, как я завидовала ему... Настал день отъезда. Брат радостный, веселый, как никогда, что он идет защищать свою родину, прощался с нами. Никогда не забуду это ясное, правдивое лицо, такое мужественное и красивое... Я видела его в последний раз”.
“Когда нас привезли в крепость и поставили в ряд для присяги большевикам, подошедши ко мне, матрос спросил, сколько мне лет? Я сказал: “девять”, на что он выругался по-матросски и ударил меня своим кулаком в лицо; что потом было, я не помню, т.к. после удара я лишился чувств. Очнулся я тогда, когда юнкера выходили из ворот. Я растерялся и хотел заплакать. На том месте, где стояли юнкера, лежали убитые и какой-то рабочий стаскивал сапоги. Я без оглядки бросился бежать к воротам, где меня еще в спину ударили прикладом”.
“По канавам вылавливали посиневшие и распухшие маленькие трупы (кадет)”.
“Нас “товарищи” называли “змеенышами контрреволюции”, как обидно было слышать такое прозвище!”
“Сделали обыск и взяли маму в тюрьму, но после 3-х недель отвезли маму в Екатеринодар, я подошел попрощаться, а красноармеец ударил меня по лицу прикладом — я и не успел”.
“Большевики все больше и больше забирали русскую землю”.
“Я понял, что при большевиках, как они себя называли, нам, русским, хорошо не будет”.
“Свет от пожара освещал церковь... на колокольне качались повешенные; их черные силуэты бросали страшную тень на стены церкви”.
“Одна (сестра милосердия) был убита, и тот палец, на котором было кольцо, отрезан”.
“Офицеры бросались из третьего этажа, но не убивались, а что-нибудь себе сламывали, а большевики прибивали их штыками”.
Пришел знакомый и стал рассказывать о том, как “Пришли большевики к нему в дом и убили жену и двух детей; вернувшись со службы, он пришел домой и увидел, что весь пол был в крови и около окна лежали трупы дорогих ему людей. Когда он говорил, он постоянно закрывал глаза; его губы тряслись, и, крикнув, вскочил с дивана и, как сумасшедший, вылетел во двор, что было дальше, я не видела”.
“Матросы озверели и мучили ужасно последних офицеров. Я сам был свидетелем одного расстрела: привели трех офицеров, по всей вероятности мичманов; одного из них убили наповал, другому какой-то матрос выстрелил в лицо, и этот остался без глаза и умолял добить, но матрос только смеялся и бил прикладом в живот, изредка коля в живот. Третьему распороли живот и мучили, пока он не умер”.
“Несколько большевиков избивали офицера, чем попало: один бил его штыком, другой ружьем, третий поленом, наконец, офицер упал на землю в изнеможении, и они... разъярившись, как звери при виде крови, начали его топтать ногами”.
“Вот женщина с воплем отчаяния силится сесть в тронувшийся поезд, с диким смехом оттолкнул ее солдат, с красной звездой дьявола, и она покатилась под колеса поезда... Ахнула толпа”.
“Расстрелы у нас были в неделю три раза: в четверг, субботу и воскресенье, и утром, когда мы шли на базар продавать вещи, видели огромную полосу крови на мостовой, которую лизали собаки”.
“Вечер. Тишина нарушалась выстрелами и воем голодных псов. Пришла старая няня и рассказывает вот что: (она была в числе заключенных и чудом выбралась оттуда) заключенные, избитые, раздетые, стояли у стен, лица их выражали ужас, другие с мольбой смотрели на мучителей, и были такие, чьи глаза презрительно смотрели на негодяев, встречали смерть, погибая за родину. Начались пытки. Стоны огласили... своды гаража, и няня упала; ее потом вынесли вместе с трупами”.
“Мама начала просить, чтоб и нас взяли вместе с ней; она уже предчувствовала и не могла говорить от волнения. В чрезвычайке маму долго расспрашивали, чья она жена. Когда мы вошли в комнату, нашим глазам представилась ужасная картина... Нечеловеческие крики раздавались вокруг, на полу лежали полуживые с вывороченными руками и ногами. Никогда не забуду, как какая-то старуха старалась вправить выломанную ногу... Я просто закрыла глаза на несколько минут. Мама была ужасно бледна и не могла говорить”.
“На другой день, когда они опять ворвались к нам, увидели моего дядю в погонах и офицерской форме, хотели сорвать погоны, но он сам спокойно их снял, вынул револьвер и застрелился, не позволив до себя дотронуться”.
“На этот раз были арестованы и папа и мама, я пошла к маме в тюрьму. Я с няней стояла около тюрьмы несколько часов. Наконец настала наша очередь, мама была за решеткой. Я не узнала маму: она совсем поседела и превратилась в старуху. Она бросилась ко мне и старалась обнять. Но решетка мешала, она старалась сломать ее; около нас стояли большевики и хохотали.
“Большевики совсем собрались уходить и перед отходом изрубили все вещи и поранили брата. Потом один из них хотел повесить маму, но другие сказали, что не стоит, так как уже все у них отобрали и все равно помрем с голоду”.
“Они потребовали мать и старших сестер на допрос. Что с ними делали, как допрашивали, я не знаю, это от меня и моих младших сестер скрывали. Я знаю одно — скоро после этого моя мать слегла и вскоре умерла”.
“Я своими глазами видела, как схватили дядю и на наших глазах начали его расстреливать, — я не могу описать всего, что мы переживали”.
“Я очень испугался, когда пришли большевики, начали грабить и взяли моего дедушку, привязали его к столбу и начали мучить, ногти вынимать, пальцы рвать, руки выдергивать, ноги выдергивать, брови рвать, глаза колоть, и мне было очень жаль, очень, я не мог смотреть”.
“Стали обыскивать, отца стащили с кровати, стали его ругать, оскорблять, стали забирать себе кресты... отец сказал: я грабителям не даю и ворам тоже не даю. Один красноармеец выхватил наган и смертельно его ранил. Мать прибежала из кухни и накинулась на них. Они ударили ее шашкой и убили наповал. Моя маленькая сестра вскочила и побежала к нам навстречу. Мы пустились бежать в дом. Прибегаем... все раскидано, а их уж нет. Похоронили мы их со слезами, и стали думать, как нам жить”.
“Явился к нам комиссар, который нам предлагал конфет и угрожал только, чтоб мы ему сказали, где наш отец, но мы хорошо знали, что они его хотят убить, и молчали”.
"В 12 часов ночи за нами пришли красноармейцы, с которыми была одна женщина. Построив нас по росту, они отвели в подвал, темный, сырой, с каким-то неприятным запахом. Раздев нас догола, среди нас были и женщины, они отобрали несколько офицеров и поставили к стенке. Прогремели выстрелы, раздались стоны. После первых жертв женщина комиссар отобрала женщин и передала красноармейцам для потехи у нас же на глазах. Я находился в каком-то оцепенении... Ко мне подошла чекистка и сказала: “Какой ты красивый мальчик. Знаешь что! Идем со мной на ночь и ты будешь счастлив. Ты многое узнаешь и станешь моим товарищем”. Не слыша моего ответа, она грубо засмеялась и потащила меня в смежную комнату. Не помня себя, я закричал и заплакал. Она оттолкнула меня и сказала: “Уведите назад этого паршивца, я сегодня не в настроении”. Очутившись в камере, я потерял сознание. Очнулся уже дома, на своей кровати с перевязанной головой. Папа выздоровел и сменил меня. Я уже больше трех недель лежал в горячке. (Приближалась Добровольческая армия.) Придя домой, я застал... сестру в слезах. Ничего не говоря, сестра указала на газету. Я взял и опустились руки. Там было написано, что сегодня ночью отец и другие будут расстреляны, как бывшие офицеры-черносотенцы. Мы не знали, что делать. Решили пойти отслужить молебен Преподобному Даниилу, святому отца”
“Нас несколько раз водили на расстрел. Ставили к стенке и наставляли револьверы”.
“Красноармейцы арестовали меня и брата и привели в чрезвычайку. Нас выпустили избитыми и в крови. Когда мы вышли, публика обратила на нас внимание. Заметивши это, большевики выскочили из чрезвычайки и открыли по нас стрельбу”.
“Во время обыска они кололи меня штыками, заставляя меня сказать, что где спрятано... издевались над моей матерью, бабушкой и сестрой”.
“С тех пор я ненавижу большевиков и буду мстить им за смерть отца, когда вырасту большой”.
“Коммунисты всячески издевались над моими родителями, и когда я об этом узнал, то решил мстить им до последнего”.
“Я по примеру своих товарищей поступил в армию. Я горел желанием отомстить большевикам за поруганную родину”.
“Здесь приходилось неоднократно ловить комиссаров... я мстил им как мог”.
“Я почувствовал, что в сердце у меня выросла большая немая боль, которую нельзя ни передать словами, ни описать. Вместе с гибелью семейного очага, я увидел разбитым и мой духовный мир. Я упрекал себя, что я перестал любить людей”.
Это свидетельства детей.
И как заключительный аккорд: у всех в разных выражениях часто повторяется одна и та же мысль, наиболее ярко схваченная четырнадцатилетним мальчиком:
«Господи, спаси и сохрани Россию. Не дай погибнуть народу Твоему православному!»

http://legitimist.ru/sight/history/2015/deti-emigraczii.-vospominaniya.html

http://allrefrs.ru/3-40641.html